Общая характеристика личности ее содержание и сущность

Электронная библиотека МГППУ : Орлов. Психология личности и сущности человека: Парадигмы, проекции, практики Орлов Психология общая характеристика личности ее содержание и сущность и сущности человека: Парадигмы, проекции, практики. ОРЛОВ ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ И СУЩНОСТИ ЧЕЛОВЕКА ПАРАДИГМЫ, ПРОЕКЦИИ, ПРАКТИКИ Рекомендовано Советом Учебно-методического объединения университетов РФ общая характеристика личности ее содержание и сущность психологии в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности «Психология» Москва ACADEMIA 2002 УДК 159. Бодалев; доктор психологических наук, действительный член РАО Климов; доктор психологических наук, профессор О 66 Психология личности и сущности человека: Парадигмы, проекции, практики: Учеб. ISBN 5—7695—0827—2 Содержание книги объединено единой темой — гуманизацией психологической науки. Проанализированы изменения методологических парадигм и теоретических принципов психологии, а также практических форм общая характеристика личности ее содержание и сущность психологов. Показана специфика методологии гуманистической психологии, ее ориентированность на достижение человеком гуманистического идеала. Предмет гуманистической психологии соотношение личности и сущности человека представлен в собственно психологической, психолого-социологической и психолого-педагогической проекциях. Рассмотрены также варианты практик в рамках гуманистической психологии «группа встреч» и психологическое консультирование ; сформулирован триалогический подход в психологическом консультировании и психотерапии. Книга может быть рекомендована также студентам и преподавателям философских и педагогических вузов, полезна всем, кто интересуется новыми тенденциями в развитии психологии. Бубер Человек, решивший заняться изучением какой-либо новой для него научной дисциплины, в первую очередь приступает к чтению разного рода учебников и руководств. Обычно наука в этих текстах представлена дидактически т. Если воспользоваться терминологией Психология не составляет исключения. Вместе с тем развитие любой науки на любом этапе — это не только фиксированные ее состояния, достигнутые «плато», но и процесс, рискованные штурмы еще не взятых «пиков». Нам представляется, что полноценное изучение любой научной дисциплины возможно лишь тогда, когда у изучающего ее есть возможность ознакомиться как с ее дидактической частью, так и с частью проблемной, в которой вопросов и гипотез больше, нежели ответов и законченных теорий. Данное учебное пособие задумано автором как проблемное. В соответствии с замыслом психология показана как процесс, в ходе которого происходят существенные изменения представлений, понятий, концепций и методов. Что же это за процесс? На наш взгляд, наиболее точное обозначение этого процесса — гуманизация психологии, т. Гуманизация психологии — многоаспектный процесс. В книге детально рассматриваются четыре основных аспекта этого процесса: изменения, происходящие в методологическом и теоретическом слое психологии глава Iна ее стыках с социологией глава II и педагогикой глава IIIа также в плоскости ее практик глава IV. Углубление представлений о человеке, включение этих представлений в нетрадиционные практики работы с человеком — все это приводит к существенным изменениям в деятельности самих психологов. Если основной деятельностью психолога всегда было научное мышление и экспериментирование, то процесс гуманизации психологии все более и более заменяет общая характеристика личности ее содержание и сущность традиционные виды научной деятельности самоисследованием и самоизменением. Эту книгу можно общая характеристика личности ее содержание и сущность как попытку дать содержательные ориентиры процесса гуманизации психологии. По сравнению с традиционным подходом, свойственным для отечественной науки, в ней показана организация личности, внутреннего мира человека, включающая не только его сознательное, или «внешнее Я» персону, эгоно и такие психологические инстанции, как «тень» и «внутреннее Я» сущность, Ин-сеполучившие свою конкретную разработку в аналитической психологии Юнга, эзотерической психологии Гурджиева, гуманистической психологии Роджерса и онтопсихологии Гуманизация психической организации человека рассматривается в рамках предлагаемой концепции как определенная гармонизация его внутри интра - и межличностных интерперсональных отношений. Основным социальным условием является здесь расширенное производство свободного времени людей как «пространства человеческого развития» Определяющими психологическими условиями гуманизации, понимаемой таким образом, являются «безоценочное позитивное принятие себя и другого», «эмпатическое понимание» и «конгруэнтное самовыражение» Становление человеческого в человеке происходит там и тогда, где и когда соблюдаются данные условия. Нарушения этих условий в межличностном и внутриличностном общении проявляют себя как различные формы дегуманизации, отчуждения человека от его сущности. Именно в создании указанных социальных и психологических условий, способствующих гуманизации внутри- и межличностных отношений людей родителей и детей, учителей и учащихся, преподавателей и студентов, администраторов и политиков, социальных педагогов и практических психологовавтор видит будущее гуманизации не только системы российского гуманитарного образования, но и складывающегося в настоящее время российского гражданского общества в целом. Развитие психологии как самостоятельной науки, специализация знаний привели к тому, что психологи сейчас знают очень много о конкретных психических процессах и состояниях, функциях и механизмах, но крайне мало — о самом человеке. Возникшая в 60-е гг. Гуманистическая психология является воплощением нового этапа развития гуманизма в целом, преодолением его абстрактных тоталитарных форм, столь характерных для первой половины XX в. Тематически разнообразное содержание книги объединено единой проблемой — проникновение идей и практик гуманистической психологии в отечественную психологическую науку изменение под данным влиянием исходных методологических парадигм, теоретических принципов, исследовательских, прикладных и практических форм деятельности психологов. Книга состоит из введения, четырех глав, заключения и содержит обширную библиографию. Во введении формулируются общий замысел, цели и ключевые идеи книги, описывается ее структура. В главе I рассматриваются специфика методологии гуманистической психологии, ее ориентированность не на научное знание, а на достижение человеком гуманистического идеала. Пересматривается традиционная психологическая проблематика, в том числе касающаяся принципиальных общая характеристика личности ее содержание и сущность проблем индивидуальных различий, личности и онтогенетического развития. Идея возникновения в середине XX в. Один из параграфов посвящен детальному анализу предмета гуманистической психологии, в качестве которого выступает соотношение личности и сущности человека. В главе II книги представлена социологическая проекция предмета гуманистической психологии: объективный социальный процесс эволюции форм деятельности рассматривается в качестве условия личностного роста и развития. Особое внимание уделяется процессам порождения, отчуждения и уничтожения труда. В главе III характеризуется педагогическая проекция предмета гуманистической психологии. Здесь анализируются изменения, связанные с гуманизацией педагогической идеологии и практики, учебно-воспитательного процесса в школах и педвузах, а также проблемы гуманизации личности учителя. Отдельный параграф посвящен эволюции межличностных общая характеристика личности ее содержание и сущность в семье. В главе IV читателю предоставляется возможность рассмотреть такое универсальное и мощное общая характеристика личности ее содержание и сущность средство гуманизации личности человека, как «группа встреч», читатель познакомится с основными принципами и секретами психологической помощи, а также с триалогическим подходом к психотерапии и психологическому консультированию. В заключении резюмируется основное содержание книги, обозначаются наиболее перспективные направления теоретических, прикладных и практических разработок в гуманизирующейся психологической науке. МЕТОДОЛОГИЯ И ТЕОРИЯ ПСИХОЛОГИИ Из всех человеческих наук наука о человеке наиболее достойна его внимания. Однако это не самая почитаемая и не самая разработанная из всех наук, коими мы располагаем. Она полностью пренебрегает всеобщим в человеке. Среди тех, кто прилежно занимается науками, очень мало посвятивших себя именно этой и еще меньше — в ней преуспевших. СОВРЕМЕННАЯ ПСИХОЛОГИЯ И ГУМАНИСТИЧЕСКИЙ ИДЕАЛ Современная психология переживает кризисный и глубоко противоречивый этап своего развития. С другой стороны, далеко не преодоленный, ставший хроническим теоретико-методологический кризис этой науки, ее относительная неразвитость и общая характеристика личности ее содержание и сущность периферийность оставляют мало шансов на успех непосредственного применения накопленных ею знаний и разработанных методов для решения насущных практических задач. В условиях общая характеристика личности ее содержание и сущность обострения этого противоречия прогресс возможен лишь в случае приоритетного развития фундаментальных психологических исследований с целью выработки новых решений наиболее принципиальных проблем психологической науки, адекватных реальностям современного мира. Согласно первому из них, психология — это наука о всех формах психической жизни в живой природе и, следовательно, это биопсихология. В соответствии с более узким определением психология — это гомопсихология, т. Психология в узком смысле, или собственно психология, является уникальной наукой в ряду гуманитарных научных дисциплин, поскольку ее действительный предмет составляет не какое-то частное проявление жизни человека, не какую-то ее отдельную сторону историческую, экономическую и т. Вместе с тем, когда психолог проводит практическое, прикладное и даже теоретическое исследование, он всегда изучает во всяком случае, таков способ традиционного научного мышления не человека вообще, но ту или иную его конкретизацию: половую, расовую, культурную, этническую, историческую, идеологическую, экономическую, возрастную, собственно психологическую характерологическую, интеллектуальную и т. Таким образом, психолог исследует не психическую жизнь вида как такового, а психическую жизнь различных представителей этого вида, различных индивидов. Подобно тому как физика не является наукой о фактах общая характеристика личности ее содержание и сущность закономерностях, относящихся лишь к ограниченному классу физических тел и процессов или общая характеристика личности ее содержание и сущность к какому-то определенному положению и моменту физической действительности в пространстве и времени, так и психология за всеми конкретными проявлениями психической жизни должна видеть психическую реальность как таковую в ее целостности. Интеграция психологии имеет еще один аспект, обозначенный в одной из работ Пезешкиана следующим образом: «Психологии просто не существует без религии или без жизненной философии. Когда бы мы ни пытались определить предмет психологии, т. Например, человек рассматривается как машина, реагирующая на определенные импульсы, или как существо, 8 обладающее потребностями, которые можно постоянно контролировать с помощью социальных норм. Он рассматривается как продукт наследственности, как обладатель свободной воли или как продукт окружающей среды. Мы обращаемся с человеком согласно тому, как мы его рассматриваем. Таким образом, для того чтобы стать действительной наукой о всеобщем и сущностном, релевантной эволюции психической жизни всего вида homo sapiens, психологии еще предстоит решить труднейшую методологическую задачу синтезирования существующих научных школ и направлений, задачу подлинной интеграции своего предмета и, следовательно, самой себя как научной дисциплины. Сегодняшняя психология — это конгломерат психологии, которые с помощью индуктивного метода, отталкиваясь от изучения той или иной частной конкретизации психической жизни человека, пытаются перейти к формулированию всеобщих закономерностей психической жизни человеческого вида в общая характеристика личности ее содержание и сущность. История а точнее, предыстория психологии представляется нам не чем иным, как чередованием попыток выведения всеобщего общая характеристика личности ее содержание и сущность частного. Ассоцианизм, психоанализ, бихевиоризм, гештальтпсихология, персонализм и все их современные аналоги стремились и по сей день стремятся создать психологическую науку на путях построения объяснительных принципов, конструируемых по законам логического эмпирического обобщения конкретных и частных знаний. Данный путь построения научной психологии, по которому развивались основные психологические школы и направления, можно назвать позитивистским или натуралистическим. На этом пути мировая психология добилась значительных успехов в изучении, систематизации и обобщении всего эмпирического многообразия фактов, явлений их взаимосвязей в психической жизни человека. Аналитически расчленяя структуру исследуемого, психология изучила и описала огромное число специфических, частных феноменов. Однако при этом оказалось, что ни один из объяснительных принципов, ни одно из обобщений, сформулированных психологами в ходе такого натуралистического изучения психики человека: от «ассоциации» и «либидо» до «гештальта» и «предметной деятельности», не может вместить в себя всего многообразия научных данных, не может стянуть все более и более расходящиеся «швы здания психологической науки» Несмотря на все усилия теоретиков, психология продолжает буквально тонуть в собственных знаниях, не может осуществить общая характеристика личности ее содержание и сущность от частного знания к всеобщему, из плана феноменологии частичного человека в план онтологии его сущности. То общее, что мы видим в этих двух столь разных по времени возникновения идеологическим основаниям психологических течениях, заключается в стремлении интегрировать психологию не на основе обобщения отчужденного от человека психологического знания, а на основе достижения человеком гуманистического идеала. Если теоретическое обобщение объяснительный принцип функционирует в науке как логическая скрепа, как средство причинного объяснения и предсказания некоторого каждый раз ограниченного, частного круга психических явлений, состояний и процессов, то идеал даже в его коммунистической версии осуществляет интегрирующую функцию совершенно иначе: идеал также позволяет объяснить точнее, понять и осмыслить и предсказать точнее, актуализировать и стимулировать любое конкретное, частное проявление момент психической жизни человека, но при этом он выступает как всеобщая цель психического развития, как его телеологическая причина. И марксистская, и гуманистическая психологии исходят из сходного тезиса: психическое развитие вида homo sapiens есть целостный процесс вне зависимости от того, будет ли он рассматриваться как общая характеристика личности ее содержание и сущность или же организмический по своей природеи этот процесс имеет некоторую общую цель вне зависимости от того, будет ли она рассматриваться как «всесторонне и гармонично развитая личность» или «целостно функционирующий человек». Именно эта цель является тем идеалом, к которому закономерно стремится развитие каждого человеческого существа независимо от разного рода ограничений, налагаемых на него его конкретной и специфичной половой, расовой, культурной, этнической и прочей принадлежностью. И психологи-марксисты, и психологи-гуманисты рассматривают развитие психики человека как закономерный процесс. Причем закономерный характер этого процесса определяется не столько его объективностью и детерминированностью, сколько его самодетерминированностью и телеологичностью. Различие этих подходов на наш взгляд, непринципиальное заключается в том, что психологи-марксисты Однако и в том и в другом случае интеграция психологии как науки рассматривалась не как результат совершенствования и обобщения отчужденного от человека психологического знания, но как результат интеграции общая характеристика личности ее содержание и сущность человека, результат преодоления депривации его базальных потребностей Маслоудезинтегрированности его Я Роджерскак результат «реинтеграции» его деятельности, сознания и личности Леонтьевпреодоления его частичности и отчужденности от родовой сущности Эта особая тема требует специального и тщательного анализа многочисленных и плохо систематизированных источников, как в отечественной, так и в зарубежной психологии. Для нас важен другой аспект — вычленение сходства марксистской и гуманистической психологии, общности их целей и задач. В рамках этих двух психологических течений сама задача построения психологии как науки о человеке приобретала совершенно особый, новый смысл. Решение этой задачи виделось не в построении системы обобщенного, взаимосвязанного и непротиворечивого знания о психической жизни человека, а в обнаружении и устранении тех препятствий, которые встречаются на пути реализации человеком гуманистического идеала, реализации им своей собственной природы и сущности. Рубинштейна, «гуманизм марксизма связан и в психологии тоже. Как бы продолжая ту же мысль, Примечательно также, что представителями рассматриваемых психологических течений гуманистический идеал понимается не как идеал отдельной социальной группы, отдельного сообщества людей, но как всеобщий идеал, т. Именно поэтому содержательные описания этого идеала у марксистов и гуманистов фактически совпадают: и те и другие видят в нем целостную и свободную, гармонично и всесторонне развитую, актуализировавшую свой творческий потенциал, открытую жизненному опыту и аутентичную личность человека. Более чем вековая история развития научной натуралистической психологии, ориентированной на знание, достаточно убедительно, на наш взгляд, общая характеристика личности ее содержание и сущность о тщетности усилий, направленных на выработку всеобщих категорий, о невозможности выхода за рамки каждый раз ограниченных, частных объяснительных принципов и, следовательно, о бесперспективности построения на этом пути психологии как подлинной науки. Вместе с тем сравнительно короткая история развития научных течений, ориентированных на идеал, показывает, что даже при самых крайних, буквально противоположных исходных основаниях психологи с необходимостью приходят к весьма сходным если не идентичным представлениям о всеобщей цели личностного развития. Иначе говоря, в процессе развития натуралистической психологии даже при условии одних и тех же исходных посылок психологи оказываются со временем все более и более разобщенными, изолированными друг от друга что прекрасно иллюстрируется процессами дивергентного развития и распада научных школтогда как в ходе развития психологии, ориентированной на идеал, напротив, даже совершенно разные исходные основания научные, методологические, идеологические не препятствуют сближению научных позиций. Знание как самоцель разъединяет психологов, знание как средство достижения гуманистического идеала служит их сближению. Конечно, можно сказать, что нравственные и этические установки психологов всегда были и остаются гуманистическими a priori. Человек, его личность всегда рассматривались представителями психологической науки как высшие ценности, как цели индивидуального и общественного развития, по отношению к которым все прочие достижения человечества наука, гражданское общество, экономика, государство и т. Однако наряду с данной традицией и вопреки ей столь же постоянно и неизменно существовал и ее протагонист — естественно-научная, когнитивистская, натуралистическая и в этом смысле антигуманистическая традиция в психологии. Для ее представителей 12 высшая ценность и конечная цель науки — научное знание, тогда как человек — лишь средство получения этого знания. Как справедливо отмечают Общая характеристика личности ее содержание и сущность. Несовместимость познания человека и ценностно-гуманистического отношения к человеку осознавалась многими философами и психологами. Бубер емко исчерпывающе выразил данную оппозицию в следующих словах: «Человека, которому я говорю Ты, я не познаю. Но я нахожусь в отношении к нему, в святом основном слове. И только выйдя из этого отношения, я буду снова познавать его. Более того, можно с определенностью утверждать, что диалектическое взаимодействие и борьба этих двух идейных традиций или этических парадигм в истории психологии играли играют не меньшую роль, нежели классическая, гораздо более изученная и ставшая почти одиозной оппозиция материализма идеализма. Две традиции в психологии По мере развития психологии и превращения ее из сугубо схоластической философской дисциплины в науку экспериментальную, а затем и в науку практическую противоречие гуманистической и натуралистической традиций неизбежно обостряется, поскольку оно превращается из противоречия идеологий, принципов, понятий и слов в противоречие методов работы с человеком, способов обучения и воспитания, профориентационных и психотерапевтических процедур; другими словами, теоретическое противоречие превращается в борьбу различных психологических практик. Если в рамках натуралистической традиции в психологии с ее культом знания человек рассматривается как испытуемый, т. Человек в этой традиции рассматривается не как исполняющий, репродуцирующий и подтверждающий те или иные психологические а также социальные закономерности, но и как свободно реализующий их и, следовательно, как творческий, т. Конечно, натуралистическая ориентированная на знание и гуманистическая ориентированная на идеал традиции в психологии никогда не существовали и, пожалуй, не могут существовать так сказать в «чистом виде». Намеченная нами логическая оппозиция в действительности никогда не сводилась к бесплодной конфронтации, не превращалась в статичный антагонизм. В экспериментально-практическом плане борьба этих традиций выражалась во взаимном использовании наработанных ими исследовательских схем, технологий, методик и конкретных фактов, во включении всего этого арсенала в каждый раз особый, специфический научный контекст. В теоретическом плане наблюдалась постоянная взаимная контринтерпретация полученных в психологических исследованиях фактов и обнаруженных закономерностей в качестве типичной контринтерпретации см. Диалектическое противоречие двух данных метапсихологий, на наш взгляд, является подлинной движущей силой развития психологической науки в целом, оно весьма конструктивно, поскольку приводит к созданию целого ряда принципиальных концептуальных оппозиций общая характеристика личности ее содержание и сущность различений. В качестве примера подобных теоретических размежеваний можно указать на совершенно разные подходы к постановке и решению такой ключевой проблемы психологии, как проблема психического развития. С одной стороны, существуют и всячески подкрепляются данными конкретных исследований определения психического развития как адаптации индивида ко все более сложным формам взаимодействия с окружающей действительностью, т. С другой стороны, психическое развитие понимается как изначально креативный в широком смысле процесс, как творчество, т. В этом смысле подлинное развитие неизбежно изначально и первично связано с дезадаптацией индивида, с преодолением сложившихся форм жизни. Любые более частные определения психического развития как изменения потребностей или типов мышления, как постановки и решения проблем, как диалогического взаимодействия и т. Адаптивность Я, его производность и зависимость от Мы, интериоризация его сущности извне и соответственно социоцентрическая парадигма в целом противопоставляются в данном контексте креативности Я, его свободе и автономии по отношению к внешним формирующим обучающим и воспитывающим воздействиям со стороны Мы, экстериоризации его сущности вовне в процессах самоактуализации, в творческих актах и поступках и соответственно в антропоцентрической парадигме в целом. Проблема индивидуальных различий — еще одна научная область, где решения, предлагаемые натуралистической и гуманистической метапсихологиями, образуют диалектическую оппозицию. С одной стороны, в натуралистической традиции индивидуальные различия традиционно понимаются как результат сложного сочетания множества типических параметров и атрибутов, как констелляция индивидуально специфичных проявлений типологических свойств типов нервной системы, темперамента, тревожности, когнитивного стиля, мотивации достижения, фрустрационной толерантности и т. Иначе говоря, индивидуальные различия, индивидуальность определяются в данном случае через тип или, точнее, через совокупность типов, т. С другой стороны, в гуманистической традиции индивидуальные различия рассматриваются как производные от уникальности каждой личности. Каждое Я уникально, неповторимо, поэтому для представителей гуманистической традиции в психологии дифференциация личностей по любому психологическому параметру означает по сути дела буквально противоположную, обратную логическую процедуру — не различение, но отождествление личностей по этому параметру, нахождение сходства, общности между ними по типу нервной системы, темпераменту, тревожности и т. В этой связи вся натуралистическая дифференциальная психология должна рассматриваться гуманистическими психологами, как это ни парадоксально, в прямо противоположном смысле, а именно как унифицирующая психология. Таким образом, сами исходные представления о природе индивидуальности в гуманистической психологии делают для нее абсолютно чуждой традиционную психодиагностику. В этом обстоятельстве, в частности, мы видим более глубокую, сущностную причину непреодоленных а возможно, и принципиально непреодолимых трудностей в создании полноценной психодиагностики и дифференциальной психологии как в американской гуманистической психологии, так и в ориентировавшейся на марксизм советской психологии. Две гуманистические психологии Мы отметили научную, идейную и даже мировоззренческую общность марксистской и гуманистической психологии, в которых мы видим два направления развития единой гуманистической традиции в современной мировой психологической науке. Однако между ними изначально существовало одно принципиальное различие, для осознания и устранения которого лишь в самое последнее время начали создаваться благоприятные идеологические и собственно научные условия. Речь идет о различном понимании представителями этих двух гуманистических психологий роли и функции гуманистического идеала в психическом развитии человека. В отечественной психологии, ориентировавшейся на философию марксизма, идеал всесторонне и гармонично развитой личности всегда рассматривался в качестве конечной точки, идеального предела или результата процесса развития личности и, следовательно, в качестве своего рода эталона, в соответствии с которым должен строиться данный процесс и должны оцениваться все его промежуточные результаты. Иначе говоря, и в теоретических собственно научных построениях, и в практической психолого-педагогической учебно-воспитательной деятельности осуществлялась стратегия, которую можно назвать стратегией «от идеала — к жизни». При этом сам идеал понимался чрезвычайно абстрактно и упрощенно — как некий лежащий «за горизонтом» настоящего предельный норматив личностного развития. Такая стратегия обособления отчуждения идеала от реальной жизни постоянно провоцировала «онтологический дуализм» Рубинштейн во взаимоотношениях человека и его бытия и в результате привела к чрезвычайному отрыву идеала от жизни, к потере им какой бы то ни было связи с жизнью. Идеал утрачивал реальность, определенность и, следовательно, направляющую и организующую функции по отношению к реальным процессам личностного развития в самой жизни. В конечном счете, эта стратегия породила, с одной стороны, крайнюю схоластичность теоретических построений в области психологии и педагогики, а с другой — чрезвычайную догматичность императивность психолого-педагогической практики разного рода рекомендаций, формирующих воздействий и оценочных процедур. Идеал целостно полноценно функционирующего человека или, точнее, эмпирические аппроксимации этого идеала американские психологи начали искать и находить! В этом смысле в американской гуманистической психологии общая характеристика личности ее содержание и сущность с самого момента ее возникновения была реализована как и насколько успешно, другой вопрос иная общая стратегия, которую общая характеристика личности ее содержание и сущность назвать стратегией «от жизни — к идеалу»: найти конкретных индивидов или отдельные личностные проявления, которые являются конкретными воплощениями гуманистического идеала, в самой жизни можно выявлять изучать определенные условия, способствующие становлению таких личностей и присущих им личностных проявлений чувств, поступков, форм общения и рефлексии ; только на этом пути «от жизни — к идеалу», изучая идеальное в реальном, можно сформулировать и реальные а не схоластические «здесь и теперь» теоретические представления об идеале, и недирективную а не императивную психолого-педагогическую практику воссоздания этого идеала путем развития самой действительности. Инволюция отечественной психологии, ориентировавшейся на марксизм Вряд ли можно дать более точную и емкую характеристику развитию отечественной психологии в советский период, чем та, которую в середине 70-х гг. В заключении к своей книге он писал: «Заканчивая обзор пути развития советской психологической науки, надо еще раз подчеркнуть идейное единство всех советских психологов, твердо опирающихся в своей работе на философию марксизма-ленинизма, на основополагающие высказывания классиков марксизма-ленинизма по вопросам, имеющим ближайшее отношение 17 к решению важнейших проблем психологической науки. Не сразу была достигнута эта идейная сплоченность советских психологов. Потребовалась решительная и довольно длительная борьба не только с ярко выраженными идеалистическими и механистическими концепциями, но и с менее ясно выступавшими остатками ошибочных психологических взглядов, не всегда даже видных и ясно осознаваемых представителями этих воззрений. Нужна была упорная борьба с целым рядом зарубежных влияний, тормозивших первые шаги создававшейся впервые в истории науки марксистско-ленинской психологии. В конечном итоге борьба на два фронта, которую вели советские психологи, стоявшие на правильных, подлинно диалектико-материалистических позициях, была успешно завершена. Идейное единство советских психологов было достигнуто разрядка наша. Нам представляется, что большинство тех кризисных явлений в развитии отечественной психологии, которые мы наблюдаем сейчас, в начале XXI в. Данная стратегия и объективно порождаемые ею схоластика, догматизм императивность действительно оказалась весьма эффективным средством борьбы в науке, однако такой борьбы, которая, как выяснилось, была борьбой с самой наукой. Духовность в том числе и в науке — всегда многоголосие, полилог. Поэтому унификация любой духовной сферы под влиянием общая характеристика личности ее содержание и сущность идеала есть ее смерть. Конечно, наука — это микрокосм того общества, в котором она существует и эволюционно или инволюционно развивается. В этом смысле кризисное состояние отечественной психологии есть естественное следствие хронической социально-экономической стагнации. Однако это вовсе не означает, что сами психологи являлись и являются лишь пассивными жертвами социальных процессов и не несут ответственности за современное состояние своей науки. За общей характеристикой данного кризисного, неблагополучного состояния общая характеристика личности ее содержание и сущность весьма непростой, запутанный комплекс взаимосвязанных проблем кризисных проявлений их многочисленных и многоуровневых причин и следствий. Рассмотрим этот комплекс в двух плоскостях: с точки зрения проблематики и организации науки. Одна из особенностей пресловутой «борьбы на два фронта» состояла в том, что она была идеологической. Неукоснительное следование законам этой борьбы, ее логике неизбежно вытесняло задачи развития науки как таковой т. Например, «борьба» в психологии фактически вывела из поля зрения так до конца и не преодоленный в нашей психологии функционализм, неизбежно приводящий к дроблению измельчанию собственно научной проблематики. В мировой психологии в XX в. А в отечественной науке варианты целостного, в полном смысле системного подхода например, теории установки и предметной деятельности в силу ряда причин прежде всего идеологического и методологического характера не смогли полноценно реализовать свой общетеоретический потенциал. Таким образом, «идейное единство советских психологов» было достигнуто ценой дезинтеграции научной психологической проблематики. Важным следствием функционализма явился очевидный интеллектуализм отечественной психологии в том числе возрастной и педагогической психологии. Односторонний, сугубо рациональный подход к человеку, к ребенку, при котором схемы анализа интеллектуальных действий использовались и при изучении всех прочих сторон и сфер психической жизни эмоций, мотивации, воли и т. Работа исследователей с раздробленной и деформированной проблематикой неизбежно провоцировала ее дальнейшее упрощение, примитивизацию. Данная тенденция не замедлила проявиться, с одной стороны, в нормативном подходе к психическому развитию, а с другой — в так называемом формирующем подходе. Нормативный подход постепенно привел к тому, что в центре внимания психологов оказался абстракт «нормального» усредненного человека. При этом все особые траектории психического развития в пределах нормы связанные, например, с различными общая характеристика личности ее содержание и сущность одаренности и таланта или особые проявления психического развития сексуальность, агрессивность, конформность и т. В результате проблематика психологических исследований еще более ограничивалась и примитивизировалась. Формирующий подход также внес свою негативную лепту в инволюцию научной проблематики. Идея о том, что в психике человека все можно сформировать, а при желании и переформировать, привела к уплощению а подчас и полной профанации многих научных проблем, связанных прежде всего с проявлениями 19 субъективности активности, предметности, пристрастностисензитивности индивидуализированности процессов психического развития, к полному забвению одного из важнейших, на наш взгляд, положений всякой подлинно научной и гуманистической психологии — «человек есть тайна». Неудивительно, что раздробленная на отдельные функции, интеллектуалистически понимаемая, определенная через перечень возрастных нормативов и «насквозь формируемая» психика человека оказалась в плену еще одного стереотипа, долгое время господствовавшего в отечественной науке. Положение советских психологов в ситуации «осязаемой тьмы» реального социализма Моргунов характеризуют следующим образом: «Вынужденные соблюдать правила «идеологического общежития», они метались между общая характеристика личности ее содержание и сущность и рефлексом, сознанием и мозгом, сознанием и правильным мировоззрением, детерминизмом и спонтанностью развития артикулированной еще в книге Бытияпорождением творчеством и отражением сигнальностьювнешним и внутренним интериоризацией и экстериоризациейличностью и «новым человеком», поступком и физиологическим или технологическим актом, общая характеристика личности ее содержание и сущность и «присвоением» социального опыта, между «быть» или «иметь». Число таких оппозиций может быть умножено. Естественным следствием разрушительной работы указанных тенденций и стереотипов явилась общая общая характеристика личности ее содержание и сущность научного мышления. Нельзя сказать, что последняя осталась незамеченной, однако она была воспринята и проинтерпретирована крайне односторонне: в догматизации унификации научного мышления увидели только! «идейное единство советских психологов». Догматизированное мышление — ненаучное мышление. По самой своей сути оно либо пассивно, либо активно всегда агрессивно игнорирует научную проблематику. Оно хронически бесплодно в области фундаментальных исследований и способно лишь к созданию квазинаучных изолированных друг от общая характеристика личности ее содержание и сущность направлений-тупиков, обрастающих со временем собственной теорией и терминологией, 20 диагностикой и формирующими технологиями. Эти «дороги никуда» — миниатюрные модели общей ситуации, сложившейся к середине 80-х гг. Если же обратиться к характеристике организационного аспекта этой науки и тех партийных принципов, в соответствии с которыми осуществлялись ее организационное строительство и кадровая политика, то главными среди них следует назвать авторитаризм и единоначалие. Недаром все основные и даже сколько-нибудь заметные направления были здесь всегда однозначно персонифицированы. Естественный факт духовного, интеллектуального лидерства был противоестественно зафиксирован, а затем и законсервирован в научных организационных структурах. Научное психологическое сообщество было вынуждено обживать «пирамиды власти». Возникновение крайне дифференцированной статусной структуры в научном сообществе парадоксально сочеталось с почти полным отсутствием его «вертикальной» дифференциации в соответствии со своеобразием зон компетентности, исследовательских и практических задач и т. В результате психологическое сообщество все более и более лишалось «внутреннего рынка сбыта» психологических идей и разработок, общая характеристика личности ее содержание и сущность на общая характеристика личности ее содержание и сущность «внешнего потребителя» в соответствии со стопроцентным госзаказом. Именно данное обстоятельство являлось, на наш взгляд, основной причиной возникновения пресловутой «проблемы внедрения» психологических разработок в практику: вместо того чтобы получать конечные продукты с «психологического конвейера» идея — диагностика — эксперимент — технологияпрактика вплоть до настоящего времени вынуждена иметь дело с недееспособными психологическими полуфабрикатами. С нашей точки зрения, в сложном комплексе проблем, причин и следствий, характеризующих современное состояние отечественной психологии, все же можно вычленить то, что обеспечивает возможность развития психологии в нашей стране. Основной резерв прогрессивной эволюции — плюрализм научных идей. Только стимулирование плюралистических тенденций, только всемерная терпимость и забвение пресловутой «борьбы на два фронта» могут привести к созданию полноценного рынка психологических идей и технологий, к полноценным и взаимообогащающим общая характеристика личности ее содержание и сущность психологии с практикой. Движение в данном направлении, отказ от любых проявлений монополизма и общая характеристика личности ее содержание и сущность в науке позволят 21 со временем регенерировать научную проблематику, постепенно восстановить в отечественной психологии во всех правах и во всем объеме ту целостную «вселенную», которую представляет собой душа, внутренний мир психокосмос человека. Плюрализм и, следовательно, отказ от научной стратегии «от идеала — к жизни» можно назвать основными условиями интеграции психологической науки и человека как ее главного, центрального предмета. Психология и современность От анализа «внутренней картины болезни» перейдем к рассмотрению общего социального контекста, в котором существует сейчас психология. Современную ситуацию развития мировой психологической науки характеризует одно обстоятельство, имеющее принципиально важное значение, делающее эту ситуацию абсолютно новой для самой психологии. До недавнего времени психология как, впрочем, и все другие науки существовала в контексте локальных частных социальных проблем государственных, национальных, классовых и т. Но современный мир — это мир уже не столько локальных, сколько глобальных проблем. Осознание новых реальностей сегодняшнего и в еще большей мере завтрашнего мира неразрывно связано с формированием и формулированием принципиально нового социального заказа психологической науке — на разработку таких общая характеристика личности ее содержание и сущность теорий и практик, которые могут обеспечить решение глобальных проблем. Новое научное мышление, ядром которого является признание приоритета общечеловеческих ценностей над любыми иными ценностями интересами, убедительно демонстрирует несостоятельность старых, традиционных форм мышления, ограниченного узким горизонтом частных проблем. Несостоятельность старого мышления заключается, на наш взгляд, прежде всего в том, что вырабатываемые им способы решения локальных проблем оказывались, как правило, способами создания, порождения глобальных проблем. Иначе говоря, главной причиной глобализации проблем оказалась деятельность частного частичного человека, т. Таким образом, именно развитие старого мышления породило новое мышление, развитие и аккумулирование локальных проблем — породило проблемы глобальные, развитие локального частичного человека — человека человечества. В связи с этим крайне актуальными, жизненно важными в условиях современного мира становятся задачи изучения субъектов нового мышления, задачи исследования и практического освоения условий, обеспечивающих преобразование локальных частичных людей в людей вообще. Как показано выше, именно эти задачи всегда являлись центральными для гуманистической традиции в психологии. На рубеже 60-х гг. Рубинштейн предсказал, что в будущем «. Мы видим, что это предсказание сбывается. И неудивительно, что именно гуманистическое направление в современной психологии оказывается сейчас наиболее адекватным при решении комплекса злободневных политических глобальных проблем международной безопасности, разоружения, войны и мира. Свое самое выдающееся методологическое исследование Выготский начал со общая характеристика личности ее содержание и сущность утверждения: «Очевидно, отдельные психологические дисциплины в развитии исследования, накопления фактического материала, систематизации знания и в формулировке основных положений и законов дошли до некоторого поворотного пункта. Дальнейшее продвижение по прямой линии, простое продолжение все той общая характеристика личности ее содержание и сущность работы, постепенное накопление материала оказываются уже бесплодными или даже невозможными. Для сегодняшнего мира и для сегодняшней психологии это высказывание приобретает особый, новый смысл. Сейчас, как никогда раньше, важно понять будущее, важно увидеть основную тенденцию, трансформирующую сегодняшний в том числе и психологический мир в мир завтрашнего дня. Такая тенденция — поиск продуктивных решений глобальных проблем. Альтернативы этому просто не существует. Персонаж одного из фильмов Тарковского приходит в своих размышлениях о природе любви к следующему выводу: «. » В этом смысле любовь к человечеству на протяжении всей человеческой истории была чувством чисто умозрительным, абстрактным. Более того, чувство любви к человечеству может быть не только осознано, но и реально пережито человеком. В одной из своих лекций Ошо спрашивает: «Знаете ли вы, какое было самое сильное переживание у человека, идущего по Луне? » — и отвечает: «Это была не Луна. Его самым сильным переживанием была Земля! Из космоса, с расстояния он мог видеть Землю как целое. Границы исчезли, нации исчезли. Не было ни Индии, ни Германии, ни Англии, ни Америки; была одна Земля, целая Земля. Это было величайшим переживанием там, на Луне. Во введении к своему учебнику «Человек развивающийся. Очерки российской психологии» Моргунов так характеризуют status quo психологии: «Для психологии настали новые времена, открылись новые перспективы. Вместе с ветром перемен возобновился интерес общества к их субъекту — человеку, была провозглашена ориентация общества на новые ценности. Стало актуальным широкое практическое использование тех потенциалов психологической науки, которые не находили спроса в общая характеристика личности ее содержание и сущность годы. Неверно думать, что психология раньше не имела выхода в практику. Однако абсурдные идеологические требования привели к созданию целого ряда психологических мифов, например, о формируемости психики общая характеристика личности ее содержание и сущность воздействием упорядоченных педагогических процедур, о едином идеальном лике человека будущего — о homo soveticus. Все они не прошли проверку практикой. В этом мы видим основной смысл современного глубоко противоречивого и кризисного этапа развития психологической науки. И чем быстрее и адекватнее научное психологическое сообщество осознает объективную необходимость гуманизации своей науки, тем продуктивнее и весомее будет вклад психологов в решение наиболее актуальных проблем общая характеристика личности ее содержание и сущность. РОДЖЕРС И СОВРЕМЕННЫЙ ГУМАНИЗМ О Карле Рэнсоме Роджерсе Роджерс Карл Рэнсом — выдающийся американский психолог, автор получившей распространение во всем мире второй по степени распространенности в мире после психоанализа Фрейда недирективной, человекоцентрированной person-centered психотерапии, один из основоположников и лидеров гуманистической психологии. С начала 20-х гг. Роджерса была связана с психологией. Он получил образование в Висконсинском университете степень бакалавра — в 1924 г. Роджерс начал в 1927 г. Год спустя его пригласили в Отдел изучения ребенка Общества по профилактике жестокого обращения с детьми Рочестер, штат Нью-Йорк. На протяжении почти шести десятилетий Роджерс сочетал психотерапевтическую деятельность с преподавательской исследовательской работой, был профессором медицинской психологии в университете штата Огайо 1940—1945где он занимался также реабилитацией демобилизованных военнослужащих 1944—1945преподавал в университете Чикаго и работал в качестве исполнительного секретаря Чикагского консультационного центра 1945—1957был профессором Висконсинского университета 1957—1963. В этот период своей деятельности Роджерс интенсивно разрабатывал теоретические аспекты психотерапии и теории личности, а также методы консультационной и психотерапевтической работы. Диапазон его клиентуры очень широк — от студентов университета до пациентов психиатрических клиник. Роджерс был сотрудником, а затем директором Западного института поведенческих наук в г. Здесь в 1968 г. В этот период научные разработки Роджерса вышли за пределы психотерапии как таковой и оформились в так называемый человекоцентрированный подход, который был реализован сначала в области возрастной и педагогической психологии, а затем в области социальной и политической психологии. Роджерса в психологических и психотерапевтических кругах неуклонно возрастало. Роджерса в области психотерапии и психологии личности 16 книг и более 200 научных общая характеристика личности ее содержание и сущность получили широкое международное признание, были переведены на многие языки. По результатам опросов, проведенных в 1982 г. Роджерс получил рейтинг самого влиятельного most influental американского психолога. Роджерса была выдвинута на присуждение Нобелевской премии Мира. До последних дней своей жизни Роджерс продолжал активную творческую деятельность в науке. В одной из своих книг он писал, что личностный, человечный способ бытия в мире — это бесконечный процесс становления. Роджерса — лучшее подтверждение этой гуманистической идеи. Теория, ценности и миссия Роджерса В теории Роджерса зачастую видят либо систему определенных представлений о человеке и его сущности, либо особый метод психотерапии, либо всего лишь совокупность тщательно разработанных техник коррекции межличностных отношений. При этом психологическая теория и психотерапевтическая практика как бы отделяются от личности автора, от всей системы его убеждений, ценностей и поступков, от всего того, что сам Роджерс называл «способом бытия». Такая естественная и привычная для многих дезинтеграция дела и замысла, внешнего и внутреннего планов жизни, на наш взгляд, полностью искажает адекватное понимание целостной личности Роджерса и всего того, что он сделал. Техника, навыки, приемы недирективной психотерапии, гуманистического обучения и воспитания, разрешения политических конфликтов и т. Поэтому понимание его теории, освоение его метода и его техник невозможны без понимания и освоения его установок, его способа бытия. Именно в этом мы видим проявление глубинной связи личности Роджерса с общая характеристика личности ее содержание и сущность его научных идей, с системой его научных методов. Более того, в личностной обусловленности теории Роджерса, по нашему мнению, проявляется альтернативная природа гуманистической психологии в целом, в которой личность ученого выступает в качестве основного инструмента познания. Так называемая научная позитивистская, натуралистическая психология на протяжении всей своей истории исповедовала совершенно иные 26 представления: воздействие на человека и познание человека виделись следствиями, результатами овладения психологом всей системой внешних и внутренних, объективных и субъективных детерминант, влияющих на общая характеристика личности ее содержание и сущность процессы, состояния и свойства человека. Средством воздействия инструментом познания считалось объективное научное знание. Личность самого психолога, уровень его личностного развития вычеркивались из списка профессионально важных качеств. В гуманистической психологии, напротив, общая характеристика личности ее содержание и сущность развитие самого психолога становится непременным условием познания другого человека, условием развивающегося взаимодействия с ним. Вот почему можно сказать, что гуманистическая психология, у истоков которой стоял Роджерс, намечает принципиально иной путь развития психологической науки — путь, ведущий к познанию не абстрактного искусственно сконструированного человека, а реального и подлинного и, следовательно, к созданию новой науки — «психологии с человеческим и человечным лицом». Основные научные постулаты теории Роджерса широко известны: вера в изначальную, конструктивную и творческую мудрость человека; убеждение в социально-личностной природе средств, актуализирующих конструктивный личностный потенциал человека в процессах межличностного общения; понятие о трех основных условиях межличностного общения, фасилитирующих личностное развитие: «безоценочное принятие», «эмпатия», «конгруэнтность»; представление о закономерных стадиях протекания группового процесса, возникающего в указанных социально-личностных условиях, и о его столь же закономерных терапевтических результатах. Характерной особенностью данных постулатов или принципов является их специфический научный статус. В системе идей Роджерса все эти постулаты существуют одновременно и как сугубо теоретические положения, и как вполне конкретные научные факты. Их статус эмпирически воспроизводимых фактов в настоящее время бесспорен. Всегда и везде при соблюдении выявленных и тщательно проанализированных Роджерсом условий общения наблюдается особый межличностный групповой процесс, приводящий к определенным личностным изменениям участников общения. Исследование терапевтического процесса, проведенное Роджерсом, выявило, что исцеление происходит тогда, когда клиент чувствует себя принятым и понятым. Почувствовать себя принятым и понятым — редкий опыт, особенно тогда, когда вы испытываете страх, гнев, горе или ревность. И тем не менее исцеляют именно эти моменты принятия и понимания. В качестве 27 друзей или терапевтов мы часто полагаем, что в этих случаях должны иметь готовый ответ или же должны дать совет. При этом, однако, мы игнорируем исключительно важную истину. Самый большой дар мы даем человеку тогда, когда искренне вслушиваемся во всю глубину его эмоциональной боли и проявляем уважение к способности человека найти свой собственный ответ. Рассматривая гуманистический идеал свободного и целостно функционирующего человека, представленный в ряде работ Роджерса, можно понять, насколько близок по духу этот образ идеалу Нового человека: свобода и ответственность, целостность и гармоничность, актуализация и реализация всех потенциальных возможностей — подлинно общечеловеческий идеал. Не менее близки нам идеи Роджерса о демократизации всех и всяческих межличностных отношений: в науке и экономике, в воспитании и политике. Идея всеобщего мира, стремление гуманизировать межэтнические и межнациональные отношения — естественное следствие прогрессивных убеждений Роджерс шел по пути утверждения всечеловеческого в человеке. Этот путь совпадает для нас с гуманитарной традицией русской культуры, культуры Путь, который избрали оппоненты, противники и недоброжелатели Роджерса, — тупик антигуманизма. Исповедуемые ими идеи исключительности и превосходства, отдельности и самодостаточности, их стремление к власти над человеком, к контролю над его сознанием и поведением являются не просто ложными общая характеристика личности ее содержание и сущность бесперспективными, но губительными, ведущими к дегуманизации психологии и всей культуры, толкающими современный мир к тотальной катастрофе. На наш взгляд, миссия Роджерса заключалась в том, чтобы поставить перед психологической наукой «задачу на смысл»: какой из этих двух путей выбирают ее представители? Какие люди приходят в эту науку и формируются в ней? Не является ли кризис современной традиционной психологии личностным кризисом людей, работающих в этой науке? Роджерс четко обозначил поистине историческое распутье в развитии психологии. Тем самым он сформулировал выбор и, следовательно, вызов для этой науки, поставил перед психологами не только «задачу на смысл», но и «задачу на поступок». Роджерса с особой остротой потребовала от психологов, не равнодушных к гуманизации своей науки, поиска ответа на вопрос, стоящий в самом конце его последней книги: « Do we dare? » — «Осмелимся ли мы? » 28 Новый гуманизм: от философии к психологии Благодаря трудам Роджерса в научной психологии была сформулирована новая концепция человека и его природы. Она радикально отличается от господствовавших в ней ранее психоаналитических и бихевиористских представлений, в соответствии с которыми человеческая природа изначально и по своему существу зла и несовершенна. Оппонентами подобных представлений, восходящих к постулатам социализированного церковного христианства о греховности человеческой природы и глубоко укоренившихся в западной культуре, традиционно были философы. Вплоть до середины XX в. Маркса к персонализму и экзистенциализму. Этот последний переход четко обозначил Бубер: «Маркс, ограничившись человеческим миром, лишь за ним и признал надежное будущее, и эта уверенность, будучи по своему происхождению диалектической, оказывает вполне реальное действие. Но в нынешнем упорядоченном хаосе исторических катаклизмов имеется в виду полная исторических катастроф первая половина XX в. С умиротворенностью покончено; нарождается новый антропологический страх; вопрос о сущности человека встает перед нами во весь рост — и уже не в философском одеянии, но в экзистенциальной наготе. Никакие диалектические гарантии не удержат человека от падения; лишь от него самого зависит, сделает ли он последний шаг к краю бездны. Лишь во второй половине XX в. Отчетливая психологизация современного гуманизма оправдана и понятна: гуманизация мира невозможна без гуманизации его сердцевины — человека. Гуманистическая психология — это явление не узконаучного, но общекультурного, а точнее, «ноосферного», «планетарного» Вот почему, возникнув первоначально как сугубо психологическая инновация, как «третья сила» в психологии, она стремительно, всего за несколько десятилетий расширила сферу своего приложения, проникла в медицину и педагогику, антропологию и социологию, теологию и политику. Наш мир быстро изменяется, и его универсальной идеей, противостоящей 29 сегодня всем традиционным идеологиям, становится современный гуманизм. Роджерс прошел путь от индивидуального психотерапевтического взаимодействия с клиентом к работе с малыми группами, а затем нациями. Человекоцентрированная психотерапия, общая характеристика личности ее содержание и сущность шокировавшая в 50-е гг. В последние годы жизни Роджерс много работал в «горячих точках» нашей планеты: в Северной Ирландии, Южной Африке, Центральной Америке. Исходную оппозицию традиционным психотерапевтическим, педагогическим, политическим и прочим практикам идеологиям составляют три базовых гуманистических принципа, или убеждения: люди по своей природе свободны и добры; пациенты, учащиеся, общая характеристика личности ее содержание и сущность политических партий, социальных классов и т. Важнейшее научное открытие Роджерса заключается в том, что он установил необходимые и достаточные условия гуманизации любых межличностных отношений, обеспечивающие конструктивные личностные изменения: общая характеристика личности ее содержание и сущность позитивное принятие другого человека, его активное эмпатическое слушание и конгруэнтное т. О сложной судьбе гуманизма в современном мире свидетельствует та первичная реакция, которая возникает у каждого, кто впервые сталкивается с идеями гуманистической психотерапии, педагогики и политики. Это глубоко противоречивая реакция, в которой одновременно находят свое выражение убеждение в абсолютной тривиальности гуманистического подхода разве не трюизм то, что люди — это люди и что к ним лучше относиться с пониманием, добротой искренностью и убеждение в его утопичности чисто человеческие отношения невозможны, так как люди в действительности всегда являются не просто людьми, но пациентами, учащимися, представителями тех или иных социальных групп; отвлечься от этого невозможно, абстрактного человека вообще в этом общая характеристика личности ее содержание и сущность просто не существует. Гуманистическая идея и практика очеловечивания Если отвлечься от всех идеологических клише, то возникает следующий вопрос: что в действительности происходит в психотерапевтической, педагогической и политической практике, когда ими начинает овладевать гуманистическая идея? Во-первых, такая практика начинает субъективизироваться. Все проблемы, какими бы частными или, напротив, глобальными они ни казались от конфликта в конкретной семье до общая характеристика личности ее содержание и сущность всеобщего разоружениярассматриваются как сугубо человеческие проблемы. Иначе говоря, любая гуманистическая практика начинает осознавать и признавать значимость не столько объективных обстоятельств вещей, сил, условий и т. Во-вторых, такая практика становится все более и более диалогичной и феноменологичной: психотерапевт, педагог, политик, работающий в гуманистической традиции, не стремится к достижению своих собственных целей, не превращает других людей в средства достижения этих целей; он пытается понять и адекватно выразить одновременно и свои собственные переживания, и переживания своих партнеров по межличностному общению; стремясь стать все более эмпатичным сочувствующим и конгруэнтным искренним в выражении собственных переживанийон гораздо больше внимания начинает уделять не тому, что происходит вне, а тому, что происходит внутри, во внутреннем феноменологическом мире своего Я и Я своих партнеров. В-третьих, гуманистическая практика вполне осознанно отказывается от парадигмы целенаправленных психотерапевтических, педагогических, политических и подобных воздействий, в ходе которых неизбежно манипулирование людьми, затрудняющее их самодетерминацию и самоактуализацию; эта практика альтернативна «лечению», «преподаванию», «формированию», «осуществлению руководящей роли» и т. Но в отличие от них она создает условия для свободного развития людей, т. Роджерс, кардинально отличается от прежнего развенчанного и развенчавшего себя социального экономического и политического гуманизма прежде общая характеристика личности ее содержание и сущность своим предельным психологизмом: ни социальный прогресс, ни экономическое благополучие, ни политическая борьба не являются гуманизирующими, очеловечивающими мир факторами; гуманный облик и свобода человека не есть следствия каких бы то ни было действий и усилий, направленных на внешний объективный мир и на других людей, воспринимаемых как часть этого мира. Внешний внепсихологический мир не общая характеристика личности ее содержание и сущность быть источником и средством гуманизации, так как он сам нуждается в очеловечивании. Нравственный прогресс человека имеет другой источник и другие средства. Внутренний психологический мир, человек как «остров внутри себя» Роджерс становится ареной действия современного гуманизма, психология — его главной наукой. Все это раскрывает суть одного из важнейших парадоксов гуманизации которому, кстати, еще предстоит, по-видимому, особенно остро и болезненно проявиться у нас, в нашем буквально пропитанном духом тоталитаризма обществе : нельзя гуманизировать человека извне, нельзя сформировать у него гуманистические убеждения, лишь изнутри можно создать условия психологические! Убеждения не формируются извне, но выбираются и выстраиваются изнутри. Материалом для их построения может стать лишь внутренний опыт самого человека. И кем бы ни был тот, кто стремится способствовать гуманизации действительности, — психотерапевтом, педагогом или политиком, он сможет содействовать этому процессу только в том случае, если сначала проделает определенную внутреннюю работу с самим собой. В конечном счете любая гуманизация — это прежде всего гуманизация и гармонизация отношений личности человека с его сущностью внутренним аутентичным Чтобы стать условием гуманизации мира и других людей, человек должен сначала научиться безоценочно принимать, активно и эмпатически выслушивать и конгруэнтно в сражать свое подлинное На наш взгляд, величайшая заслуга Роджерса как человека заключается в том, что он смог выполнить эту ложную внутреннюю работу становления homo-humanus — человека гуманного; он ввел всех нас в ту «лабораторию гуманизма», через которую так или иначе пройдет каждый, кто стремится открыть, воплотить и утвердить сначала в самом себе, а затем и во взаимоотношениях других людей pax humana — гуманный мир. ОНТОПСИХОЛОГИЯ — СИНТЕЗ ГЛУБИННОЙ И ГУМАНИСТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ Онтопсихологическая концепция человека Онтопсихология — это научная школа в области современной зарубежной психологии и психотерапии. Сам термин «онтопсихология» состоит из трех древнегреческих слов: «онтос» — бытие, «психе» — душа и «логос» — разум. Таким образом, онтопсихологию можно назвать наукой о бытии в психике. Как научная школа онтопсихология была основана в 1970 г. Менегетти Италияученым-теоретиком и практиком-психотерапевтом, имеющим ученые степени и дипломы в областях философии, теологии, социологии и психологии. В философском плане онтопсихология базируется на концепциях Парменида, Хайдеггера, а в психологическом плане представляет собой синтез психоанализа Фрейда, индивидуальной психологии Адлера, аналитической психологии Юнга и гуманистической психологии Как научное направление онтопсихология характеризуется отчетливой антропоцентрической ориентацией: человек, его подлинное бытие составляют основной предмет онтопсихологии. Практической целью онтопсихологии является соответствие человека своей внутренней сущности, его аутентичность своему бытию, своей природе. Подобно всем психологическим школам, возникшим на основе клинического опыта, онтопсихологии как таковой предшествовала успешная реализация методики лечения неврозов, психозов и психосоматических расстройств. Теоретические обобщения данной практики позволили Таким образом, с точки зрения онтопсихологии человек является продуктом собственного бессознательного, в которое погружено большинство его психических структур. В соответствии с весьма характерной формулировкой Онтопсихология тем самым в полной мере наследует то, что Вышеславцев, русский философ и знаток трудов Вышеславцев также развивал концепцию иерархической структуры человека. В соответствии с убеждением онтопсихологов, основанным на большой клинической практике, Ин-се человека, его внутреннее ядро, положительно. Это ядро заключает в себе все для полноценной и полной самореализации человека, в том числе и направление этой самореализации. Чем сильнее человек отклоняется от этого направления, тем интенсивнее, как правило, чувство неудовлетворенности, которое он испытывает. Ин-се является универсальной точкой отсчета для определения степени позитивности любого действия человека, критерием его жизненности и оптимальности. С помощью Ин-се каждый человек в любой момент может выбрать единственно верный вариант самореализации. Способность человека сознательно находить такой выход из любой ситуации свидетельствует о личностной зрелости, о соответствии жизни человека фундаментальным принципам бытия. Ин-се человека постоянно излучает свои эманации, однако наше сознательно-логическое Я воспринимает лишь незначительную их часть и обычно оно либо игнорирует эти сигналы Ин-се, либо воспринимает их в искаженном виде. Если намерения нашего Я совпадают с нашими природными стремлениями, то это означает, что мы самореализуемся, что мы живем. Такое совпадение проявляется в нашей эмоциональной жизни в виде переживаний радости, полноты жизни, счастья. К сожалению, культура 34 социальности, развитая современной цивилизацией, не позволяет человеку установить контакт со своим Ин-се. В соответствии с социоцентрированной логикой личность изначально ориентирована исключительно вовне при этом в себе самом человек, как правило, крайне дезориентировантак как все ее так называемое «благополучие» в этом мире определяется степенью адаптированности к социальной системе. Однако, по утверждению онтопсихологов, если мы идем наперекор нашей природе, мы заболеваем: все соматические и психические отклонения болезни являются не прямым результатом действия природы на нас, но своего рода ошибками нашего собственного Подобная ситуация порождает то, что онтопсихологи называют экзистенциальной шизофренией. Шизофрения в переводе с древнегреческого означает «расщепленный мозг». Экзистенциальная шизофрения возникает в результате постоянного противоречия между требованиями бытия императивами социума, когда личность капитулирует перед социальными требованиями, подчиняясь институтам социализации школе, семье, социальным группам или той или иной идеологии морали, традициям, законам, обычаям в ущерб своему Ин-се, которое, хотя и является реальной внутренней силой, непосредственно почти не проявляет себя общая характеристика личности ее содержание и сущность. Онтотерапия Задача онтопсихолога-психотерапевта состоит в том, чтобы сознание человека, его Я стало максимально адекватно его природе, или его Ин-се. Парадоксально, но факт: когда человек думает или говорит о себе как о Я, он всегда имеет в виду то, что было создано другими, т. Как же узнать, что в человеке истинно, а что является результатом чуждых влияний? Онтопсихологи полагают, что обретение аутентичности общая характеристика личности ее содержание и сущность с помощью психотерапии. Онтопсихолог-психотерапевт обладает различными психотерапевтическими техниками, позволяющими отделять все наносное и привнесенное от того, что в человеке истинно изначально. Онтотерапия — это творчество. Следовательно, репродуктивность можно определить как неточную ошибочную проекцию, инконгруэнтное проявление Ин-се. В интерперсональной сфере продуктивность есть конгруэнтное самопредъявление в общении и деятельности. Важнейшая особенность продуктивности — соблюдение меры, т. Иначе говоря, конгруэнтность — это не только аутентичность, не только творчество, но и красота соразмерность. Вместе с тем следование порядку и закону Ин-се предполагает очевидную и определенную однозначность организации интра- интерперсональной сфер субъекта, определенную жесткость проявлений жизни. В первой из этих сфер данное качество продуктивности обнаруживает себя как нравственный императив, а во второй — как самопроявление субъекта в континууме доверие — недоверие открытость — закрытость. Жесткость продуктивности предполагает абсолютную внутреннюю свободу, каждый раз творчески и анизотропно сочетающуюся с соблюдением репродуктивных по своей сути внешних гетерономных законов. Жесткость продуктивности адаптивна, причем эта адаптивность имеет активный ассимилятивный характер, неизменное Ин-се субъекта ассимилирует в определенных пределах требования и запросы интра- интерперсональной сфер в соответствии со своим собственным законом мерой. Если же обратиться к рассмотрению феномена репродуктивности, то следует сказать, что в интраперсональной сфере он общая характеристика личности ее содержание и сущность себя как общая характеристика личности ее содержание и сущность главным образом благодаря действию монитора отклонения самовосприятие и самоосознание субъекта, как постоянное удаление его «персоны» от Я-a priori личностный регресс, персонализация Ин-секак проявление mortido — центробежной дезинтегрирующей силы Танатоса. В интерперсональной сфере репродуктивность проявляется в различных формах экзистенциальной шизофрении как инконгруэнтное самопредъявление в общении и деятельности. Важнейшие особенности репродуктивности — нарушение меры как внутреннего закона Ин-се, постоянная чрезмерность, трансцендирование меры. Репродуктивность — умножение безобразного — есть одновременно неопределенность, многозначность организации интра- и общая характеристика личности ее содержание и сущность сфер субъекта, в первой из которых данное качество выступает как утрата отказ от себя, моральность, а во второй — как самопроявления в экстремумах идентифицированности нарушение меры открытости и жертвенности нарушение меры закрытости. Вместе с тем репродуктивность общая характеристика личности ее содержание и сущность это несвобода, самовоспроизводящаяся циркулярная зависимость от гетерономных влияний, от разного рода инорганичных интроекций. Жестокость репродуктивна, псевдо дез адаптивна имеет пассивный аккомодативный характер: множественная и постоянно изменяющая себе персона субъекта беспредельно аккомодируется к множественным и противоречивым требованиям и запросам интра- интерперсональной сфер субъекта. Ребенок приходит в мир как автономная, продуктивная сила, как Я-a priori. Проявляя свою жесткость, данная сила сталкивается в этом мире не только с одноприродной ей жесткостью жизни, но и с репродуктивной жестокостью. Изначально общая характеристика личности ее содержание и сущность, а в данной ситуации фрустрированное и нереализованное содержание психики ребенка при этом компенсируется, т. По определению, репродуцирование содержания есть его чрезмерное производство, что в интраперсональной сфере выступает как чрезмерность семантических посланий, как самоэксплуатация самоистощениеа в интерперсональной сфере — как чрезмерность семантических запросов к другому, как его эксплуатация истощение, т. Репродуцированное и неточно проецированное содержание оказывается в интраперсональной сфере избыточным, неорганизмичным чуждым, инородным для субъекта искаженным, а в интерперсональной сфере — ложноадресованным, дезинформирующим и неэффективным. Иначе говоря, всякое общая характеристика личности ее содержание и сущность содержание негативно. Это еще одна особенность репродуктивности, качественно отличающая ее от продуктивности, которая всегда позитивна радостна. Итак, всякая продуктивность есть по своей сути позитивная жесткость. Ей свойственны самодостаточность, самоактуализация. Эмпатически контактируя с психикой другого, она не проникает, не вторгается в нее, сохраняет свою общая характеристика личности ее содержание и сущность чужую автономность. Напротив, всякая репродуктивность есть негативная жестокость. Таким образом, репродуктивность есть одновременно оппозиция терапевтичности. Именно в этом мы видим психологический смысл творчества в работе онтопсихолога-терапевта. Еще один важнейший аспект работы онтопсихолога — доверие к целостности клиента. Как известно, этот аспект отличает и работу психотерапевтов гуманистической ориентации, которым так же, как и онтотерапевтам, приходится иметь дело с содержаниями бессознательного. Грофа, «каковы бы ни были характер и сила техники, используемой для активизации бессознательного, базовая терапевтическая стратегия остается той же: и терапевт, и пациент должны доверять мудрости организма пациента больше, чем своим собственным интеллектуальным суждениям. И хотя сам Менегетти часто определяет психотерапию как «хирургию души», его психотерапевтическая система так же, как и психотерапевтические системы гуманистических психологов, во многом строится на свободном и ответственном самоисследовании клиента. «Какой бы лестной ни была для него роль всезнающего эксперта, честный терапевт должен сделать все возможное, чтобы устранить тот «хирургический идеал» психиатрической помощи, который может привнести в терапию пациент. Следует уяснить, что по самой своей сути психотерапевтический процесс является не лечением болезни, а приключением самоисследования и самооткрытия. Следовательно, с начала и до конца главным героем с полной ответственностью остается пациент. И если онтотерапевт в отличие, например, от специалиста, работающего в рамках человекоцентрированного подхода, время от времени использует свой «психологический скальпель», подобные меры не воспринимаются самим клиентом как «хирургические вмешательства». В ходе онтопсихологической консультации, продолжающейся в среднем один час, психотерапевт и клиент сидят в удобном положении лицом друг к другу на расстоянии, позволяющем дотронуться до своего собеседника, если оба протянут руки навстречу друг другу. Такое расстояние и положение идеальны, для того чтобы психотерапевт получил полную возможность воспринимать 38 все аспекты семантического поля общая характеристика личности ее содержание и сущность. Именно семантическое поле рассказывает об Ин-се человека. Семантическое поле — это совокупная информация, идущая от целостного организма и содержащая информационные послания всех общая характеристика личности ее содержание и сущность психологической структуры человека. Онтопсихолог лишь воспринимает как своего рода психосоматический радаросознает, анализирует интерпретирует содержание семантического поля клиента и создает условия для осознания этого содержания клиентом, которому представляется полная свобода принятия решений. Основной метод онтопсихологического анализа семантического поля клиента — интерпретация снов. Здесь онтопсихология продолжает и развивает традицию глубинной психологии психоанализа Фрейда и аналитической психологии Юнгакоторая рассматривает содержание сновидений не только в качестве важнейшего источника сведений о человеке, но и как средство интеграции и гармонизации его психики. Юнг, «для сохранения постоянства разума и, если угодно, физиологического здоровья бессознательное и сознание должны быть связаны самым тесным образом, двигаться параллельными путями. Если же они расщеплены или «диссоциированы», наступает психологическая нестабильность. Для онтопсихолога так же, как для представителей психоанализа и аналитической психологии, сновидения выступают не только в качестве важного источника информации, но и как чрезвычайно действенный инструмент психотерапевтического лечения. Сам ход такого лечения оказывается не чем иным, как продолжающимся «двойным разговором» терапевта: с одной стороны, разговором с сознанием клиента, а с другой — с его бессознательным. Основываясь на психоаналитической технике толкования сновидений, онтопсихологи выработали собственный метод интерпретации снов. Сон для онтопсихолога — непосредственный и настоящий язык бессознательного, который именно поэтому представляет для психотерапевта гораздо больший интерес, чем сознательная речь клиента. При интерпретации снов важно понимать, что они — ответы на настоятельные потребности субъекта. Сон — это формализация того, что требуется человеку, объективная правда его жизни. Бессознательное и следовательно, сон как его выражение не интересуется ни политикой, ни культурой, ни религией, ему интересна лишь актуальная жизненная ситуация самого человека. Символика сна — это символика не сознательных представлений и убеждений человека, но символика его бессознательных инстанций, включая и его Ин-се. Эти принципы применяются в едином комплексе, поскольку их частичная реализация приводит, как правило, к ошибочной интерпретации сновидения. Можно ли сказать что-либо о валидности и надежности онтопсихологических интерпретаций сновидений? Есть какой-либо критерий для определения этой валидности? Ответы на эти вопросы дает только психотерапевтическая практика. Здесь онтопсихологи также следуют традициям глубинной психологии. Существует ли хоть сколько-нибудь надежный критерий правильности интерпретации сновидений, спрашивал в свое время Юнг и сам отвечал на этот вопрос следующим образом: «Подобно тому как правильное истолкование вознаграждается оживлением, так истолкование ошибочное наказывается застоем, сопротивлением, сомнением и прежде всего взаимным опустошением клиента и терапевта. Этот словарь во многом повторяет традиционные психологические психоаналитические трактовки образов, но вместе с тем включает вполне оригинальные интерпретации, связанные прежде всего с сугубо онтопсихологическими понятиями Ин-се, монитор отклонения, негативность и т. С точки зрения онтопсихологии очень важно сохранять способность видеть сны иметь возможность их правильно интерпретировать. Здесь вновь уместно вспомнить Юнга, который утверждал, что сновидения являются звеньями в цепи бессознательных событий. Если человек не запоминает своих снов или, как некоторые ошибочно полагают, вообще их «не видит» — это означает, что человек теряет одну из основных возможностей для осознания себя, вследствие чего не имеет представления ни о своей подлинной жизни, ни о своих важнейших проблемах. Важным методом практической работы онтопсихолога с бессознательным является так называемая имагогика. В переводе с латинского имагогика дословно означает «акция во мне». Имагогика представляет собой специальную психотерапевтическую процедуру, позволяющую клиенту войти в поток сна как перманентной психической активности. Менегетти указывает, что «человек постоянно видит сны. Но дело обстоит таким образом, что люди не знают об этом, они этого не замечают. С помощью заданий на концентрацию внимания психотерапевт вводит клиента в состояние самоиндуцируемого транса, в котором возникает динамичный ряд зрительных образов, очень напоминающих сновидение. В качестве примера «сновидения наяву» можно привести отчет одного из участников сеанса «солнечной имагогики» с его согласия. На этом сеансе в качестве объекта для концентрации внимания использовалась большая и ярко освещенная картина Менегетти, элементом которой было черное пятно на белом фоне. В вводной инструкции Менегетти попросил участников сеанса постепенно сконцентрироваться на центре полотна, стремясь при этом не столько к визуальной, сколько к интенциональной концентрации и, дождавшись движения, «говорения» картины, закрыть глаза и погрузиться в поток образов. Приведем самоотчет участника сеанса: Самые первые мерцающие ощущения: пространство, черный объект, висящий над черной, уходящей в глубину картины плоскостью, на которой блики, отсветы белого. Черно-белый колорит отталкивает, не пускает меня дальше, колеблюсь, входить или нет, общая характеристика личности ее содержание и сущность возвращаюсь почти в отчаянии, расфокусируюсь, затем опять пытаюсь войти и опять встречаю тот же вход. Закрываю глаза и оказываюсь в следующем образном ряду. Стою на плоскости из застывшего черного стекла с наплывами. Впереди вверху завис мой черный звездолет. Я в прозрачном скафандре. Иду 41 вперед и понимаю, что приближается грандиозный восход. Солнце встает из-за горизонта сразу, я не вижу его, потому что все вокруг наполняется яростным белым светом. Нет никаких оттенков красного и голубого. Только бесконечно чистое белое. Я падаю навзничь на спину прямо в расплавленное черное стекло. Белый жесткий общая характеристика личности ее содержание и сущность, как рентген, пронизывает меня. Грань между черным и белым проходит во мне. Давление белого постепенно нарастает, оно проникает в каждую клетку, в каждую молекулу моего тела и отодвигает черное вниз, черное выступает мелкой испариной на коже, собирается в капли и черной жидкостью стекает на решетчатую заднюю стенку моего скафандра и через эту решетку вытекает наружу, сливаясь с морем черного расплавленного стекла, на самой поверхности которого, не погружаясь в него ни на миллиметр, я плаваю. После того как последние капли черной воды вытекают из меня, я еще какое-то время просыхаю, прокаливаясь в белом свете, думаю о том, что вся эта масса черного стекла создана миллионами, если не миллиардами живых существ. Не хочется думать о каком-то развитии сюжета, и я продолжаю длить это очень спокойное, радостное состояние просветленности и очищенности, эмоций как таковых нет, сфинксообразное состояние радостного покоя. Я даже выхожу из образного ряда, открываю глаза, но транс продолжается; через какое-то время я набираюсь храбрости и вновь погружаюсь в образы. Свечение уже не так интенсивно. Изнутри возникает стремительно нарастающее ощущение энергии. Я срываюсь с места, как будто меня выбросила катапульта, лечу к звездолету, люк захлопывается так, что сотрясается весь его корпус. Резким прыжком он срывается с места и на бешеной скорости врывается в глубину космоса. Я чувствую, как тянущиеся за мной тончайшие и в то же время очень эластичные и прочные нити лопаются одна за одной. Это наполняет меня уже человеческой радостью, я улыбаюсь довольно зло и агрессивно, а глаза увлажняются. Свет звезд сливается в разноцветные тонкие полосы. Я полон энергии, я рвусь вперед. Следует отметить, что имагогика позволяет, как показывает приведенный пример, активизировать в человеке и поднять на уровень сознательно-логического Я-содержания, относящиеся к глубинным слоям бессознательного. Как свидетельствует в одной из своих работ Юнг, «несомненным общая характеристика личности ее содержание и сущность коллективных т. Недвусмысленное использование в сновидении мифологических и религиозных мотивов также указывает на активность коллективного бессознательного. Коллективный элемент очень часто дает о себе знать через своеобразные 42 симптомы, например, человеку снится, будто он летит через Вселенную, как комета, общая характеристика личности ее содержание и сущность он — Земля, или Солнце, или звезда; будто он необычайно велик либо лилипутски мал или будто он умер, находится в неизвестном месте, сам себя не знает, сбит с толку или сошел с ума и т. Содержание, возникающее в ходе имагогической процедуры, интерпретируется тем же способом, что и сон. Когда клиент рассказывает о своих образах, психотерапевт воспринимает, осознает, анализирует интерпретирует его семантическое поле, все информационные составляющие этого поля. Окончательная интерпретация, предлагаемая клиенту, представляет собой сочетание символической трактовки психотерапевтом возникших образов и непосредственного восприятия им семантического поля клиента. Дополнительными вспомогательными техниками онтотерапевта являются кинотерапия и музыкотерапия. Первая из них позволяет изучать и актуализировать символическое содержание кинофильмов в соответствии с онтопсихологической техникой интерпретации сновидений; таким образом, кинотерапия — это метод изучения структуры и механизмов бессознательного. Музыкотерапия — экспрессивная техника, направленная на высвобождение субъективного функционального эстетического ритма клиента, на снятие различных соматических барьеров и зажимов на пути к пространственно-двигательной самореализации человека, представляющей собой важный аспект его общей самореализации. Характер движений человека во время сеансов музыкотерапии и возникающие при этом образы также являются содержанием для онтопсихологического анализа бессознательного. Все эти психотерапевтические техники используются онтопсихологом в строгом соответствии с его главной целью — созданием условий для усиления аутентичности человека. В любой ситуации человек имеет бесконечное число возможных способов поведения, как положительных, так и отрицательных. Для онтопсихолога положительно все то, что приближает Я человека к его внутренней сущности, а отрицательно все то, что ведет Я человека в противоположном направлении. Следование так понимаемому позитивному и уклонение от так понимаемого негативного — единственно возможная мораль для онтопсихолога. Работа психотерапевта должна способствовать исчезновению болезни, а болезнь — это всегда проявление того факта, что человек не может адекватно осознать и выразить собственную внутреннюю сущность. Мораль — это регулятор взглядов и поведения людей. С тех пор как психология начала обслуживать идеологические интересы а произошло это еще в Древнем миреона стала служанкой идеологии, своего рода государственной общая характеристика личности ее содержание и сущность, а не наукой. Подлинно научная психология безразлична к любой морали, так как использование любых моральных критериев дезориентирует психолога, толкает его общая характеристика личности ее содержание и сущность ошибочный путь, уводит от человека. Для настоящей научной психологии важен только человек. Все моральные критерии социоцентричны, они различны имеют центробежную силу. Напротив, критерий подлинного бытия Ин-се антропоцентричен и центростремителен. Он позволяет достичь интегрированности и аутентичности, вывести человека из состояния «экзистенциальной шизофрении». Любая мораль подвержена изменениям, только мораль бытия Ин-се регулируется на основе вечных и неизменных законов жизни. Если человек действует в соответствии с этой моралью, он живет и развивается, если же им руководят исключительно критерии и принципы социоцентрической морали, то он неизбежно останавливается в своем развитии, а потом регрессирует в ту или иную болезнь. Онтопсихология семьи Из сказанного выше вовсе не следует, что онтопсихология — это наука и практика, занимающиеся лишь индивидуальной психической жизнью. С онтопсихологической точки зрения оптимальный возраст вступающих в брак составляет не менее 29—32 лет для женщин и не менее 34—36 лет для мужчин, так как человек сначала должен научиться жить в обществе, общаться в рамках различных социальных групп, овладеть всевозможными формами и способами межличностного общения. Полноценная зрелость личности подразумевает высокую степень ее автономности и аутентичности. Как правило, общая характеристика личности ее содержание и сущность зрелость не может наступить ранее указанного выше возраста. Супружество — это один из периодов жизни мужчины и женщины. Как таковые общая характеристика личности ее содержание и сущность не нуждаются в браке; брак нужен только 44 для обеспечения социальной защищенности детей. Супружеская пара должна быть самодостаточной и видеть в детях лишь одну из возможных форм самореализации. Если эта установка родителей меняется, дети оказывают излишнее и несвойственное им влияние на жизнь взрослых. Основной принцип онтопсихологии семьи можно сформулировать следующим образом: чтобы быть хорошими родителями, надо быть прежде счастливыми взрослыми людьми. Этот принцип крайне важен для взаимоотношений мать — ребенок. Дело в том, что женщина не запрограммирована природой настолько, чтобы неизбежно стать матерью. Прежде всего она должна достичь определенного уровня самореализации, утвердиться как автономная т. Деторождение — это следующий этап жизни. Рождение ребенка должно быть сознательным выбором психологически зрелой женщины, актом самоутверждения. Личность женщины не должна терять свою значимость из-за того, что она становится матерью, поскольку ребенок — это только один хотя и очень важный аспект ее жизни. Излишняя и позитивная, и негативная сосредоточенность на ребенке деформирует семантическое поле матери, что пагубно сказывается на психосоматическом развитии ребенка, который воплощает в себе семантическое поле семьи, и прежде всего матери. Хорошей для Ин-се ребенка является такая мать, которая способна вовремя «отойти» и отпустить ребенка по его инициативе. Как только человек становится автономным, свободным в своем развитии, с этого момента лишь его собственное Ин-се является для него единственными истинными отцом и матерью, создающими его сознательное Во многих семьях реальная ситуация такова, что родители очень часто препятствуют правильному развитию ребенка. Ведущая роль в этом принадлежит матери. Из клинической практики хорошо известен тот факт, что мать, не способная радоваться жизни, потерявшая связь со своим Ин-се, утратившая свой собственный организмический эгоизм, живет в «маске» и тем самым создает психологическую ловушку для собственного ребенка. Эта ситуация программирования длительной, хронической инфантильности диктует ребенку примитивную манеру общения с матерью, общая характеристика личности ее содержание и сущность его нормальное психосоматическое развитие и требует от ребенка практически обязательного исполнения латентных желаний матери. Такие психологические ситуации возникают в результате медленных, продолжительных имеющих организмическую как правило, сексуальную общая характеристика личности ее содержание и сущность фрустраций матери, которая не может открыто бороться за свои интересы. Фрустрированная мать 45 манипулирует всей семьей и делает жертвами компенсаций прежде всего своих собственных детей, становящихся объектами ее проекций. Это оказывается возможным благодаря наличию прямого контакта между бессознательным матери и бессознательным ее детей. Вследствие этого дети попадают под негативные влияния семантики фрустрированной матери. Онтопсихология впервые описала ряд феноменов так называемой негативной психологии, характеризующейся неосознаваемым психологическим вторжением одного человека в жизнь другого, что приводит к разрушительному воздействию на психосоматическую структуру второго, к снижению его общего жизненного потенциала: феномен «пустого эротизма» социально приемлемая коммуникация со слабым негативным эффектом ; феномен «черного вагинизма» длительная коммуникация с сильным негативным эффектом и психосоматическими проявлениями ; феномен «психического пениса» коммуникация с привнесением негативной семантики в психику позитивного партнера в сочетании с его энергетическим захватом и аутизацией ; феномен «червивой позиции» коммуникация с длительным негативным внедрением в семантику позитивного партнера, создание в ней стабильного очага негативности. Ее основные положения можно сформулировать следующим образом. Эффективным воспитателем может быть только тот, в ком свободно взаимодействуют Ин-се и сознательное Прежде всего человек обязан быть верным себе, только тогда он может содействовать позитивному росту других. Если они кажутся больными, то это потому, что в них соматизируются конфликтные ситуации взрослой среды. За каждым больным ребенком просматривается семантическое поле взрослого человека, который болен общая характеристика личности ее содержание и сущность просто несчастлив. Ребенок должен быть постоянно открыт своему внутреннему опыту. Если воспитание ребенка будет нацелено исключительно на внешние социальные ориентиры, его развитие зайдет в тупик. Ребенок всегда чувствует семантические поля взрослых. Каждый раз, когда родители хотят помочь ребенку в его развитии, 46 они прежде всего должны проявить в отношениях с ним свою безусловную любовь. Когда любовь подтверждена, создаются необходимые и достаточные условия для позитивных самоизменений ребенка, приводящих к устранению его функциональных недостатков. Онтопсихология и гуманистическая психология Подводя итог краткому изложению основных положений онтопсихологии, следует отметить ее отчетливую гуманистическую ориентацию, тесную связь с ведущими гуманистическими направлениями в современной зарубежной психологии и психотерапии. Как и психоанализ Фромма, онтопсихологию вполне можно назвать гуманистическим психоанализом. В отличие от целого ряда направлений в рамках американской гуманистической психологии и психотерапии например, человекоцентрированной психотерапии Менегетти обращена не только к сознанию клиента, не только к его осознанным намерениям и переживаниям, но и к гораздо менее доступному плану бессознательного. Вместе с тем онтопсихология разделяет основные идеи человекоцентрированного подхода, поскольку рассматривает психотерапию как систему косвенных, недирективных влияний, позволяющих создать необходимые условия для свободного выбора клиента, для его свободного и самостоятельного личностного роста. На наш взгляд, данные установки онтопсихологии вполне созвучны общей гуманистической направленности современной российской психологической науки, ее отходу от парадигмы социального бихевиоризма, столь характерного для отечественной психологии недавнего прошлого. Идеи образования как «становления образа» человека, личностно-ориентированного образования, высвобождения творческого потенциала личности, признание чрезвычайной значимости семейного контекста личностного развития и т. Однако нельзя сказать, что абсолютно все положения онтопсихологии могут быть приняты без более тщательного научного рассмотрения. Даже беглое знакомство с переводами книг и лекций Основная библиография по онтопсихологии в настоящее время насчитывает более 20 солидных монографий см. Теоретические и эмпирические данные, наработанные за три с лишним десятилетия существования онтопсихологии как научной школы, еще ждут своего российского исследователя. ЛИЧНОСТЬ И СУЩНОСТЬ: ВНЕШНЕЕ И ВНУТРЕННЕЕ Я ЧЕЛОВЕКА Личность человека Если обобщить определения понятия «личность», существующие в общая характеристика личности ее содержание и сущность различных психологических теорий и школ Итак, личность человека — это социальное по своей природе, относительно устойчивое и прижизненно возникающее психологическое образование, представляющее собой систему мотивационно-потребностных отношений, опосредующих собой взаимодействия общая характеристика личности ее содержание и сущность и объекта. Дилигентский, представление о человеке как социальном существе пришло в психологию из философии и социологии. Как известно, Маркс считал сущностью человека «совокупность всех общественных отношений». В частности, такое определение личности вполне соответствует ее пониманию в отечественной советской психологии, ориентировавшейся на марксизм «В социальной философии 48 марксизма через понятие личность, как правило, характеризуются сущностные социальные отношения, усвоенные человеком социальные общая характеристика личности ее содержание и сущность, нормы, ценностные ориентации. Аналогичные определения личности приводятся в работах В этом словаре процесс развития личности — это «процесс формирования личности как социального качества индивида в результате его общая характеристика личности ее содержание и сущность и воспитания» курсив наш. Однако стоит отметить следующее: в принципе верная идея о том, что личностью не рождаются, что личностью человек становится, «выделывается», послужила в отечественной психологии основанием для совершенно неверной, на наш взгляд, точки зрения, что не каждый человек — личность. С одной стороны, подобное представление придало этическое, моральное измерение сугубо психологической проблематике, породило то, что можно было бы назвать «героическим видением» личности. Так, в учебнике «Психология личности» Асмолова читаем: «Быть общая характеристика личности ее содержание и сущность — это значит иметь активную жизненную позицию, о которой можно сказать: «На том стою и не могу иначе». Быть личностью — это значит осуществлять выборы, возникшие в силу внутренней необходимости, уметь оценить последствия принятого решения и держать за них ответ перед собой и обществом. Быть личностью — это значит обладать свободой выбора и нести через всю жизнь бремя выбора. Подобное определение лишает права считаться личностью подавляющее большинство взрослых, не говоря уже о детях. С другой стороны, этическое а можно сказать и более приземленно — педагогическое определение личности, благодаря заложенному 49 в нем косвенному отрицанию личности в ребенке, в учащемся, служило и по сей день служит оправданию манипулятивной, формирующей педагогической практики: детей надо «выделать» личностями. По своей сути верные социоцентрические представления о природе личности и процессе ее формирования в условиях отождествления личности и человека привели в отечественной психологии, ориентировавшейся на марксизм, к еще одному неверному, на наш взгляд, положению о принципиальном противостоянии в данном вопросе всем теориям личности за исключением, впрочем, умалчиваемым, необихевиористских теорий социального научениясозданным в западной психологии. Более того, данное положение рассматривалось как непременное условие итог любых теоретических построений в области психологии личности. В настоящее время в связи с прекращением упоминавшейся выше идеологической «борьбы на два фронта» необходимо переосмыслить данное противостояние и, напротив, выявить реально существующую взаимосвязь и преемственность в представлениях о личности, разрабатывавшихся в рамках различных теоретических парадигм. Из приведенного выше обобщенного определения личности следует, что личность является, во-первых, атрибутивной характеристикой каждого человеческого субъекта, но не самим этим субъектом, а во-вторых, такой психологической характеристикой субъекта, которая регулирует его отношения с объективной действительностью. Таким образом, общая характеристика личности ее содержание и сущность — это система мотивационных отношений, которую имеет субъект. Мотивационное отношение: компоненты, функции, типы Если обратиться к рассмотрению мотивационного отношения как такового, т. Выготскийиз которых складывается личность человека, то можно сказать, что общая характеристика личности ее содержание и сущность единицей личности является не мотив, не потребность и т. Составляющие мотивационного отношения детально описаны в ряде психологических теорий мотивации см. В число этих составляющих-детерминант входят: опредмеченная потребность, распредмеченный мотив, цель и смысл. В структуре мотивационного отношения каждой из этих четырех детерминант соответствует определенная функция: потребности — активирующая функция, мотиву — побуждающая функция, цели — направляющая функция, смыслу — осмысливающая функция. При этом данные компоненты и соответствующие им функции могут выступать в структуре мотивационного отношения и как антагонисты например, потребность и смысл, мотив и цельи как синергисты например, потребность и мотив, смысл и цель. Для дальнейшего анализа будет крайне важно также различение между предметным, субъектным и объектным содержаниями. Предметное содержание — это совокупность мотивационных отношений человека или содержание его личности т. Предметное содержание представляет собой область личностной динамики и личностной детерминации. Субъектное и объектное содержания представляют собой совокупность квазимотивационных отношений, которые не опредмечены и не распредмечены соответственно и поэтому не включены в область личностной динамики. Другими словами, эти содержания локализованы не между полюсами «субъект» и «объект», а на самих этих полюсах. Например, неопредмеченная потребность не обладает предметным содержанием, она может быть охарактеризована только через субъектное содержание; следовательно, неопредмеченные потребности формируют субъектное содержание и область субъектной внеличностной динамики и детерминации. Аналогично можно сказать, что нераспредмеченный только знаемый мотив также не обладает предметным содержанием и может быть охарактеризован только через объектное содержание; именно нераспредмеченные мотивы образуют объектное содержание и область объектной также внеличностной динамики и детерминации. Проводя различение между предметным, субъектным и объектным содержаниями, важно принимать во внимание следующее принципиальное обстоятельство: потенциально осознаваемой является лишь область предметного содержания, тогда как субъектное и объектное содержания как таковые в принципе неосознаваемы. Если субъектное содержание образует сферу нашего субъективного бессознательного, традиционно являвшегося предметом всех вариантов глубинной психологии от психоанализа до онтопсихологиито объектное содержание представляет собой наше объективное бессознательное, существование которого отражено 51 в интуитивных прозрениях Здесь можно сослаться также на интуиции Вышеславцева относительно объективного и субъективного общая характеристика личности ее содержание и сущность основой внешнего опыта является «вещь в себе» Кантосновой внутреннего опыта — «сущность в себе», самость И то и другое есть некие «данности без предметности» Соотношение предметного, субъектного и объектного содержаний можно представить графически в виде схемы рис. Соотношение четырех функций различных компонентов мотивационного отношения на данной схеме может быть представлено так, как показано на рис. Соотношение предметного Псубъектного С и объектного О содержаний Рис. Соотношение функций различных компонентов мотивационного отношения: Ак — активация; По — побуждение; На — направление; Ос — осмысление Рассмотрение соотношения четырех функций мотивационного отношения позволяет в первом приближении вычленить три типа мотивационных отношений. Первый тип — аффективно акцентированные мотивационные отношения, располагающиеся вблизи области субъектного содержания и представляющие собой «аффективно разработанные» мотивации с высоким потенциалом активации и побуждения, но плохо осмысленные и без детальной целевой структуры. Второй тип — когнитивно акцентированные мотивационные отношения, которые, примыкая к объектному пределу континуума личностных проявлений, напротив, хорошо осмыслены и алгоритмизированы, но испытывают явный дефицит 52 в отношении активации и побуждения. И, наконец, третий тип мотивационных отношений представлен общая характеристика личности ее содержание и сущность мотивациями рис. Типы мотивационных отношений: ААМО — аффективно акцентированные; ГМО — гармоничные; КАМО — когнитивно акцентированные Схемы, приведенные на рис. Процессы внеличностной динамики и детерминации протекают на «границах» личности и обеспечивают одновременно и ее открытость внепредметному содержанию благодаря конвергентным процессам опредмечивания и распредмечивания, и ее закрытость для этого внепредметного содержания вследствие дивергентных процессов вытеснения и сопротивления. Процессы опредмечивания и распредмечивания являются витальными общая характеристика личности ее содержание и сущность природными по своей сути, они инициируются с момента рождения ребенка, что же касается процессов вытеснения и сопротивления, то они начинаются в раннем детстве в результате гетерономных вмешательств социального окружения о диалектике автономных и гетерономных процессов в структуре личности см. Соотношение областей внутри- и внеличностной динамики. Субъектная и объектная границы личности Диады процессов-антагонистов опредмечивание — вытеснение и распредмечивание — сопротивление образуют соответственно субъектную и объектную «границы» личности. Эти границы можно представить в виде неких психологических мембран, обладающих избирательной пропускной способностью, реализующих своеобразный «психический осмос» Ассаджиоли в отношении субъектного и объектного содержаний и тем самым поддерживающих целостность личности. Более того, через эти мембраны личность не только строится и регенерирует себя посредством процессов опредмечивания и распредмечивания, но и освобождается от «продуктов распада», выводит из области предметного содержания посредством процессов вытеснения и сопротивления дезинтегрированные мотивационные отношения рис. Эмпирическая личность и ее структура Если вернуться к исходному определению личности как совокупности мотивационных отношений субъекта к объективной действительности, то с учетом всего сказанного выше личность можно представить в виде своеобразной оболочки, окружающей область субъектного содержания и отделяющей данную область от области объектного содержания. При этом в зависимости от типа мотивационных отношений, составляющих личность, она может складываться как из внешних аффективно и когнитивно акцентированныхтак из внутренних гармоничных мотиваций. Личностную «оболочку» в целом можно рассматривать как область потенциального личностного развития, как, говоря словами Каждая эмпирическая личность представляет собой конкретную актуализацию этого общего потенциала, благодаря чему имеет вполне определенную локализацию или, точнее, конфигурацию в общая характеристика личности ее содержание и сущность данной области рис. На схеме, приведенной на рис. Юнг обозначил термином персона. Соотношение области потенциального личностного развития и конкретной эмпирической личности Рис. Структура эмпирической личности: а — зона защит персона ; б — зона проблем тень ; в — зона актуализаций лик 2 зоны, состоящие из аффективно акцентированных мотивационных отношений; эти зоны можно назвать зонами психологических проблем человека, общая характеристика личности ее содержание и сущность они составляют тот аспект личности, который Юнг обозначил термином тень; согласно «Под тенью, — писал Юнг, — я имею в виду «негативную» сторону личности, сумму всех общая характеристика личности ее содержание и сущность неприятных качеств, которые мы склонны скрывать, наряду с недостаточно развитыми функциями и содержанием личного бессознательного» цит. Изображение эмпирической личности на рис. Как известно, мандала — это схематическая картина системы мироздания. Несколько забегая вперед, заметим, что само слово «мандала» санскрит. Таким образом, эмпирическая личность представляет собой дезинтегрированную по определению совокупность персоны, тени и лика. Онто- и актуалгенез эмпирической личности Внутриличностные по своей природе процессы возникновения и развития персоны и тени в личности человека обусловлены обстоятельствами, относящимися к плану межличностных отношений. Таким образом, персона и тень личности складываются не по своей внутренней логике, но в силу причин, имеющих коммуникативную природу и межличностное происхождение. Они возникают в личности ребенка исключительно потому, что он вынужден общаться со взрослыми, уже имеющими свои персоны и тени. Вследствие этого ребенок постепенно отказывается от своего универсального лика, от своей исходной, базовой личности, состоящей из гармоничных мотивационных отношений, функционирующих в логике «ценностного процесса» Роджерси вырабатывает «взрослую» личность-индивидуальность, которая складывается главным образом из персоны и тени и функционирует в логике «ценностных систем», т. Понимание данного процесса в эзотерической психологической системе Он или она не манипулятивны. Но как только начинается социализация, начинает формироваться личность personality. Ребенок научается изменять свое поведение так, чтобы оно соответствовало принятым в культуре паттернам. Это научение происходит отчасти благодаря целенаправленному обучению, а отчасти общая характеристика личности ее содержание и сущность естественной тенденции к подражанию. В качестве неизбежного следствия длительного периода человеческой социальной зависимости и отсутствия инстинктивных ограничений, характерных для более низкоорганизованных животных мы тем самым приобретаем совокупности привычек, 56 ролей, вкусов, предпочтений, понятий, представлений и предубеждений, желаний и мнимых потребностей, каждая из которых отражает особенности семейной и социальной среды, а не действительно внутренние тенденции и установки. Все это составляет личность». Предательство, неизвестное и общая характеристика личности ее содержание и сущность, начинается вместе с нашей тайной психической смертью в детстве. Его ребенка не следует принимать как такового, таким, каков он есть. О, они «любят» его, но они хотят от него, или вынуждают его, или ожидают от него, чтобы он был другим! Следовательно, его не должны принимать. Он сам научается верить в это и, в конце концов, принимает это как должное. Он на самом деле отказывается от себя. Его центр тяжести в «них», а не в нем самом. Все выглядит вполне нормально — никакого преднамеренного преступления, нет ни трупа, ни обвинения. Все, что мы можем видеть, — это солнце, которое встает и садится, как обычно. Но что же произошло? Он был отвергнут не только ими, но и самим собой. У него действительно нет Всего-навсего одну подлинную и жизненную часть себя: свое собственное «да»-чувство, которое является самой способностью его роста, свою корневую систему. Но, увы, он не умер. «Жизнь» продолжается, и он тоже должен жить. С момента его отказа от себя и в зависимости от степени этого отказа все, чем он теперь, не зная этого, озабочен, сводится к созданию и поддерживанию псевдо- Я pseudoself. Но это всего-навсего целесообразность — Я без желаний. Он полагает, что его любят или боятсякогда на самом деле его презирают, он полагает себя сильным, когда на самом деле он общая характеристика личности ее содержание и сущность он должен двигаться но эти движения карикатурныне потому что это забавляет и радует, но чтобы выжить, не потому что он хочет двигаться, но потому что должен подчиняться. Эта необходимость не есть жизнь, не есть его жизнь, она представляет собой защитный механизм против смерти. Она является также машиной смерти. Короче говоря, я вижу, что мы становимся невротиками, когда ищем или защищаем псевдо- Я, Я-систему; и мы являемся невротиками до той степени, до которой мы лишены Я self-less ». Экспериментальные исследования таких феноменов личностного развития, как «смысловой барьер», «аффект неадекватности», «направленность личности», выполненные в свое время Флоренской под руководством Божович, показали, что «люди с дисгармоничной организацией личности — это люди с расщепленной 57 личностью, у которых сознательная психическая жизнь и жизнь неосознанных аффектов находятся в постоянном противоречии. Иначе говоря, эти люди как бы «расколотые» внутри себя. Трансформации «ценностного процесса» ребенка в различные ценностные системы в ходе интериоризации ребенком различных социальных ролей и норм составляли основной предмет исследования в отечественной возрастной и педагогической психологии. Так, в известном исследовании Вначале ребенок выполняет групповое требование за которым всегда так или иначе стоит требование взрослого, воспитателя быть «дежурным», принимая его как чужое, и всячески пытается ускользнуть от этой безразличной для него работы. На втором этапе ребенок «дежурит», если есть внешняя опора, стимул-средство вроде похвалы или внешнего контроля за его поведением. На третьем этапе функционально-ролевые отношения социальной группы, ее нормы и требования приобретают для ребенка личностный смысл. Вместе с тем утрата человеком своего подлинного Я, или сущности, — это сугубо общая характеристика личности ее содержание и сущность или экзистенциальный феномен. С точки зрения онтологии души утрата сущности есть лишь иллюзия, проявление неподлинного существования. Вышеславцев писал: «Самость т. Утрата человеком аутоидентичности и, следовательно, аутентичности своей личности постепенно приводит его к одиночеству в мире. Утрата контакта со своей сущностью, ощущение себя в качестве «пустой личности» лишает человека возможности вступать в глубокие, подлинные, т. И напротив, человек общая характеристика личности ее содержание и сущность жить уединенной жизнью, находясь при этом в полном единении с самим собой и всем миром. Роджерс, ее психотерапевтический опыт свидетельствует о том, что существует «связь между нашей жизненной силой — нашим внутренним ядром или душой — и сущностью 58 всех существ. Поэтому по мере того, как мы путешествуем внутрь себя, чтобы открыть нашу сущность или целостность, мы обнаруживаем нашу связанность с внешним миром. Рассмотрим теперь актуалгенез различных структур, составляющих эмпирическую личность. Прежде всего актуалгенез личности представлен процессом персонализации, общая характеристика личности ее содержание и сущность обеспечивает усиление личностной персоны, являя собой тенденцию к превращению всей эмпирической личности в одну персону. Этот процесс протекает в различных формах, одну из которых можно назвать горизонтальной персонализацией, или спином вращением, сдвигом персоны, ее надвиганием на другие личностные зоны. Такая персонализация проявляется, с одной стороны, как демонстрация сильных сторон, фасадов Роджерс личности, а с другой — как маскировка, сокрытие человеком своих личностных проблем и в общении с другими людьми, и в общении с самим собой. Вторая форма персонализации — вертикальная персонализация, или фортификация укрепление, утолщение персоны, проявляется прежде всего в отгораживании, во «внутреннем отходе» Леонтьев человека от того, что его окружает; этот отход обычно сочетается с ощущением часто иллюзорным увеличения внутренней психологической безопасности. «Они выделяются из своего окружения благодаря странности своих нарядов и образа жизни. Благодаря особенности внешних знаков создается отграниченность индивидуума, а благодаря обладанию особыми ритуальными таинствами такое обособление подчеркивается еще сильнее. Такими и подобными средствами дикарь производит вокруг себя оболочку, которую можно обозначить как персону persona маску. Как известно, у дикарей это и были настоящие маски, которые, например, на тотемных праздниках служили возвышению или изменению личности». Процесс персонализации в двух его различных формах представляет трансляцию себя миру, другим людям в качестве сильной или обладающей властью персоны. Более того, успешно протекающий процесс персонализации может привести к автономизации отдельных фрагментов тени человека, к превращению их в инкапсулированные комплексы индивидуального бессознательного. Дело в том, что в результате персонализации происходит сокращение зон актуализации человека, которые выступают, в частности, как посредники, медиаторы между персоной человека и его тенью. Второй аспект актуалгенеза личности — процесс персонификации. Персонификация — это персонализация с обратным знаком; в отличие от персонализации она проявляется не в стремлении человека быть личностью, но в его стремлении быть самим собой. Данный процесс может протекать также в общая характеристика личности ее содержание и сущность различных формах: как горизонтальная персонификация, или «антиспин» персоны, т. Во всех случаях персонификации происходит увеличение зон актуализации человека, ослабление противостояния персоны и тени в личности человека, отказ от личностных фасадов, т. Успешно протекающий процесс персонификации усиливает интегрированность личностных структур, увеличивает степень позитивности, эмпатичности и конгруэнтности Параметры персонификации: позитивная безоценочность, эмпатичность и конгруэнтность — в отличие от параметров персонализации: авторитетности, референтности, привлекательности — не образуют автономных, раздельных линий развития, они, напротив, теснейшим образом связаны друг с другом: невозможно персонифицироваться лишь по какому-то одному из этих параметров — большая безоценочность всегда связана с большей эмпатичностью и большей конгруэнтностью личности. Процессы персонализации а и персонификации б в личности человека По самой своей природе персонификация представляет собой гораздо более целостный, органичный интегративный процесс, нежели персонализация личности рис. Различение внутриличностных процессов персонализации и персонификации может быть представлено еще одной концептуальной оппозицией — индивидуализацией индивидуацией. Как известно, понятие индивидуации ввел в психологический лексикон Индивидуация — это процесс развития личности человека, но личности особого общая характеристика личности ее содержание и сущность, возникающей не столько в результате воздействий социума, сколько под влиянием своей собственной самости сущности. Вместе с тем процесс индивидуации предполагает установление глубоких сущностных связей между человеком и другими людьми. Юнга, «индивидуация есть процесс дифференциации, имеющий целью развитие индивидуальной личности. Индивидуация предполагает установление во внутреннем мире человека стабильной связи между его личностью и его самостью. «С ощущением самости как чего-то иррационального, неопределимо сущего, чему Я не противостоит и не подчиняется, но чему оно привержено и вокруг чего оно в некотором смысле вращается, как Земля вокруг Солнца, цель индивидуации достигнута. В этом смысле общая характеристика личности ее содержание и сущность приводит не только к становлению аутентичной личности, но также к возникновению глубоко религиозного самосознания человека: «Индивидуация. Таким образом, индивидуация есть общее имя для обозначения процессов и результатов персонификации, или становления аутентичной личности-лика человека. Индивидуализация, напротив, представляет собой процесс формирования неаутентичной личности состоящей главным образом из персоны и тениесть общее имя для обозначения процессов и результатов персонализации. Этот тезис позволяет постулировать существование как персонализирующего, так и персонифицирующего общения. В первом случае общение имеет четко определенный оценочный контекст, осуществляется в системе межличностных отношений, для которой характерна вполне определенная эмоциональная карта симпатий и антипатий; в этом общении человек должен быть адекватен не самому себе, а предзаданным и зачастую ритуализированным коммуникативным и ценностным клише. В персонифицирующем общении, напротив, преобладают установки на безоценочность, эмпатичность и конгруэнтность самому себе. Несколько утрируя, можно сказать, что персонализирующее общение ведет к дезинтеграции личности, автономизации «персоны» и «тени», психопатологизирует ее, наращивает зоны психологических защит и проблем, сокращает зоны актуализации, тогда как персонифицирующее общение, наоборот, является условием интеграции личности человека, делает эту личность более целостной, терапевтирует ее: психологические защиты «демонтируются», психологические проблемы общая характеристика личности ее содержание и сущность разрешаются, зоны самоактуализации расширяются, и в структуре личности начинают преобладать гармоничные, оптимальные мотивационные отношения. Таким образом, персонализирующее общение как бы уводит эмпирическую личность от оптимума ее полноценного функционирования, а персонифицирующее общение, напротив, приближает эмпирическую личность к этому идеалу. Самосознание эмпирической личности Важными следствиями процессов персонализации и персонификации оказываются различные по своему психологическому смыслу изменения Я-концепции человека, его самосознания. Данные изменения связаны с особенностями самоотождествления и самопринятия человека. Процесс персонализации приводит к тому, что человек принимает в своей личности только ее персону и самоотождествляется с ней. Здесь мы имеем дело общая характеристика личности ее содержание и сущность случаями так 62 называемого ложного самоотождествления человека. Поскольку персона в эмпирической личности, как правило, фрагментарна, представляет собой полипняк субличностей субперсонто самоотождествление в случае персонализирующейся личности оказывается не только ложным, но еще и множественным. Понятие субличности было введено в научный обиход в рамках психосинтеза — общая характеристика личности ее содержание и сущность системы, разработанной итальянским психиатром и психологом В соответствии с его взглядами субличность представляет собой динамическую подструктуру личности, которая характеризуется относительно независимым существованием. Самые типичные субличности человека — те, что связаны с социальными семейными или профессиональными ролями, которые он принимает на себя в жизни, например с ролями дочери, матери, сына, отца, бабушки, любимой, врача, учителя и т. Психосинтез, как психотерапевтическая процедура, предполагает осознание клиентом своих субличностей и последующее разотождествление с ними и обретение способности контролировать их. Вслед за этим клиент постепенно осознает объединяющий внутренний центр интегрирует субличности в новую психологическую структуру, открытую для самореализации, творчества и радости жизни. В случаях ложного самоотождествления ответ на вопрос «кто я? » представляет собой перечень социальных по своей сути ролей, позиций, функций: муж, отец, военный, полковник, кормилец, спортсмен, филателист и т. Генерализация персоны, поглощение одной субперсоной других, приводит, как правило, к возникновению суперперсоны по параметру авторитетности: отец народов, фюрер, великий общая характеристика личности ее содержание и сущность по параметру референтности: эксперт, ведущий специалист, академик; по параметру привлекательности: красавица, звезда, супермодель. В генерализированной персоне преодолевается но и то лишь частично множественность самоотождествлений человека, однако ложность этих самоотождествлений еще более усиливается. Важно подчеркнуть, что параллельно процессу становления суперперсоны идет процесс генерализации фрагментов тени, субтеней в супертень рис. Гипотетический итог процесса персонализации: личность как суперперсона а и супертень б Следует отметить, что ложное самоотождествление является 63 весьма характерной и типичной особенностью самосознания эмпирической личности. Это положение подтверждается результатами многочисленных исследований. Приведем лишь один призер. Макпартленд изучали представления людей о самих себе, или, другими словами, особенности их самоотождествления. В обследовании использовался предельно простой способ: испытуемым предлагалось в течение нескольких минут дать 20 различных ответов на вопрос «кто я? Такой тип опроса, очевидно, был рассчитан на максимальную спонтанность, свободу искренность ответов. Один из важнейших результатов этого исследования состоял в том, что при огромном разнообразии ответов все 288 опрошенных начинали список своих характеристик с определений, которые исследователи отнесли к классу «объективных», они обозначали себя как представителей определенных групп, общеизвестных конвенциональных категорий: студент, девушка, муж, баптист, изучающий инженерное дело, уроженец Чикаго и т. Что же происходит с самосознанием человека, личность которого персонифицируется? В данном случае человек склонен принимать в себе не только свои персональные, но и свои теневые стороны и проявления, он, с одной стороны, видит себя во всем, а с другой — он не отождествляет себя полностью ни с какой своей общая характеристика личности ее содержание и сущность или функцией. Например, роль отца осознается человеком как одна из его ролей, к которым он как таковой не сводится. Иначе говоря, его подлинное Я сущность каждый раз минует сети ложных самоотождествлений и по отношению к ним определяется, скорее, негативно: я не муж, не отец, не военный и т. В этом смысле персонификация личности всегда общая характеристика личности ее содержание и сущность с кризисом ее самоотождествления и осознанием того фундаментального психологического факта, что личность и сущность человека представляют собой две различные психологические инстанции: личность не есть сущность, сущность не есть личность. Персонификация личности приводит также к выравниванию, «опрощению» общая характеристика личности ее содержание и сущность эмпирического контура, «втягиванию» зон психологических защит и проблем в зону психологической актуализации человека. Персонифицированная личность, или лик человека, представляет собой гармоничные внутренние мотивации и бытийные ценности. Для такой личности характерны измененные по сравнению с конвенциональными состояния сознания и «пиковые переживания» Итак, мы рассмотрели феномен личности, ее внутреннюю структуру, совокупность внутри- и межличностных процессов, обеспечивающих ее функционирование и становление, а также ее самосознание. Главное свойство личности — ее атрибутивный характер: личность является не субъектом, но атрибутом. По отношению к подлинному субъекту личность человека выступает в качестве внешней, состоящей из мотивационных отношений «оболочки», которая может как транслировать, так и трансформировать подлинные субъектные проявления человека. В этой связи уместно вспомнить происхождение самого слова «личность». Как известно, в Древнем Риме слово persona первоначально служило для обозначения специальной маски, использовавшейся актером античного театра. С одной стороны, эта маска помогала актеру: оборудованная специальным раструбом, она усиливала звук его голоса и доносила его до аудитории. С другой стороны, она скрывала лицо актера под личиной персонажа. Сущность человека Кому же способствует или препятствует личность? Кто является подлинным субъектом? Для обозначения данного субъекта как трансперсональной т. Юнг часто использовал термины «самость» и «сущность» как синонимы. И далее в той же работе Юнг пишет: «С интеллектуальной точки зрения самость — не что иное, как психологическое понятие, конструкция, которая должна выражать неразличимую нами сущность, саму по себе для нас непостижимую, ибо она превосходит возможности нашего постижения, как явствует уже из ее определения. С таким же успехом ее можно назвать «богом в нас». Таким образом, самость, или сущность, человека есть его альфа и омега. В психосинтезе для обозначения данного центра психики, скрытого за «скорлупой личности» и составляющего «сердце психики человека» В рамках гуманистической психологии данную инстанцию обычно обозначают термином «внутреннее Я». Следует подчеркнуть, что традиция психологического рассмотрения сущности человека не возникла, конечно же, в концепции «четвертого пути» Гурджиева, она имеет гораздо более древние источники, прослеживающиеся буквально во всех крупнейших религиозных системах прошлого, и прежде всего в их эзотерических составляющих. Во всех мировых религиях: индуизме, христианстве, буддизме, исламе — существовали и существуют в настоящее время как общая характеристика личности ее содержание и сущность внешние, открытые, храмовоцерковные, обращенные к мирутак и эзотерические внутренние, скрытые, монастырские, обращенные к Богу составляющие. Эзотерические 66 компоненты религиозных систем можно было бы назвать теопрактиками в отличие от гораздо более экзотерических теософии и теологии. Не имея возможности детально рассматривать все эти теопрактики, остановимся лишь на двух примерах. По свидетельству известного индийского философа профессора Мадрасского университета Учение Шри Рамана Махарши представляет собой не философскую систему, но психологическую по общая характеристика личности ее содержание и сущность сути практику самоисследования, направленную на познание человеком своей подлинной сущности через освобождение от мыслей и влечений эго, от привязанностей к окружающим человека предметам. Это практика внутреннего сосредоточения и очищения эго посредством поиска истинного субъекта, посредством неустанного вопрошания «Кто я? Здесь мы вновь сталкиваемся не только с уже знакомым кругом идей, но и с известными терминологическими сложностями. Приведем цитату из предисловия к книге Шри Рамана Махарши, написанного ее переводчиком Могилевером: «В русском языке употребление личного местоимения первого лица со строчной буквы в кавычках или без — я или «я» — как раз и отражает его человеческий, сугубо личный, эгоистический аспект, тогда как употребление внутри текста с заглавной буквы — Я — характеризует Божественную Личность, Сущность Бога, одно Истинное Истина, осознанная Шри Раманой Махарши и передаваемая им людям, состоит в том, что их Сущность — Божественна, т. Поэтому весьма важно не путать Я и «я». Пример второй: так называемый путь бодхисаттвы и общая характеристика личности ее содержание и сущность «природы будды» в буддизме махаяны. «Буддизм общая характеристика личности ее содержание и сущность религиозно-философское учение с достаточно глубоко развитой психологической проблематикой. Психология, а именно теория сознания, составляла главный предмет буддийского религиозно-философского учения с самых начальных этапов его развития. Психологизм буддийского вероучения выразился, в частности, в том, что вопросы происхождения психики, ее сущности, проблема личности и ее отношения к природе и обществу находились в центре внимания последователей буддизма практически с момента его зарождения см. Однако, на наш взгляд, сама так называемая научная психология вполне может рассматриваться как религиозный феномен, если под ее религией понимать атеизм как верование в отсутствие Бога. В этом смысле можно утверждать: не существует психологии вне религии, не существует внерелигиозной психологии. Главное, на чем акцентировали свое внимание буддисты, — это то, что каждый человек содержит в себе природу будды и является буддой в потенции. Вне природы будды нет человека. Природа будды выступает как единая субстанция, сущность, обусловливающая существование индивидов. Будучи субстанцией всего сущего, природа будды остается целостной и неделимой, а потому целиком и полностью и одновременно присутствующей в каждом индивиде. Но поскольку природа будды — это истинная сущность каждого, а эта сущность неделима, целиком и одновременно содержится в каждом, то каждый обладает той же сущностью, что и другие. Значит, по своей сущности все индивиды тождественны друг другу. Ложное Я порождает иллюзию собственной индивидуальности, затмевает истинную сущность человека. Общий фундамент буддизма махаяны состоял в признании ирреальности эмпирического индивидуального Вместе с тем путь бодхисаттвы, состоящий из «десяти ступеней», весьма напоминает процесс «самоактуализации», детально разработанный в современной гуманистической психологии. Конечная цель существования человека в буддистской психологии — выход из цепи бесконечных рождений посредством обретения состояния будды. Интересно, что в буддизме предпринимались попытки создания особой логики, позволяющей описывать внепредметный мир. Основная особенность этой логики — ее незнаковая природа. Если вся традиционная научная психология — это психология предметного мира и предметных действий человека, то психология буддизма — это психология внепредметного мира и «не-деяния». Под «не-деянием» в буддизме подразумевается любое действие как на психическом, так и на физическом уровнене содержащее вербально-словесной мотивации и дискурсивно-логического мышления, действие спонтанное и естественное, свободное от страстей или чувств, от всех личностных мотиваций и вообще от всякой морально-психической «омраченности», а потому не создающее карму, т. Примером внепредметного и внеличностного «не-деяния», суть которого может быть передана только с помощью «внезнаковой» логики, является так называемая пауза недеяния, о которой писал Подобные примеры теопрактик можно было бы умножить. Во всех эзотерических религиозно-психологических системах существуют во многом сходные представления о семи стадиях внутренней эволюции человека ср. Во всех этих традициях внутренней работы ключевыми моментами являются осознание человеком принципиального различия между своей сущностью и своей личностью их последующее пересоподчинение. Переход от самоопределения себя в качестве личности совокупности социально определенных изменчивых ролей к самоопределению себя в качестве истинной сущности, сердцевины своего существа, отдельной от Бога, но живущей в Боге, — ключевой момент любой теопрактики. Фрейгер: «Суфийское учение — один из способов переместить самоопределение с первой точки зрения на вторую. Все более и более принимая себя как внутреннюю самость т. Происходит полное принятие себя таким, каким человек является, — внешних атрибутов личности. Они занимают свое естественное место в целостной аутентичной. Сказанное вовсе не означает, что контакт человека со своей сущностью есть дело экстраординарное, совершающееся исключительно в тайных монастырях и скитах. Многие относительно простые и общеизвестные медитативные упражнения могут помочь любому желающему сделать первые шаги на пути осознания своей сущности. Вот одно из таких упражнений: Сидя спокойно в кресле, представьте, что в самом центре вашего существа есть маленькая частица, которая общая характеристика личности ее содержание и сущность, очень спокойна и счастлива. Не затронутая всеми страхами и заботами о будущем, пребывает она там в полнейшем мире, в силе и счастье. До нее нельзя добраться, к ней нельзя прикоснуться. Если вы пожелаете, ее можно представить в виде некоего образа — язычка пламени, драгоценного камня или потаенного озера, спокойного, с гладкой, без малейшей зыби поверхностью. Преисполненная глубокой умиротворенностью и радостью, спокойствием и силой, она находится в полной безопасности. Она там — глубоко в вас. Представьте теперь, что это пламя, этот драгоценный камень или это озеро, находящееся глубоко, в самом центре, в самом ядре вас, — вы сами. Представьте, что этот потаенный центр всегда пребывает в вас, оставаясь там таким же спокойным и тихим, через какие бы трудности, проблемы и беспокойства вам ни пришлось пройти, и что, если вы захотите, вы можете научиться в любой момент припоминать, что эта частица 70 там. Сущность и личность Сущность не есть личность, личность не есть сущность. Сущность и личность — это различные психические инстанции. Личность возникает и формируется в области предметного содержания, сущность локализована на субъектном полюсе субъект-объектного взаимодействия. Если главная характеристика личности — ее атрибутивность, то главная особенность сущности — отсутствие каких-либо атрибутов. Сущность — источник всех и всяких атрибутов. Личность живет рождается, развивается, умирает в плане феноменов, существования; сущность неизменно пребывает в плане ноуменов, бытия. Неатрибутивная, субъектная природа сущности была известна индийским философам древности, и древнегреческим мыслителям, и средневековым христианским мистикам, и выдающимся представителям рационализма. Вышеславцев, размышляя о Паскале, пишет: «И Паскаль тоже знает, что подлинная самость т. Нет, ибо оспа, которая уничтожит красоту, не уничтожив человека, заставит его общая характеристика личности ее содержание и сущность этого человека. И если меня любят за мои суждения, за мою память, любят ли меня? Общая характеристика личности ее содержание и сущность, ибо я могу потерять эти качества, не потеряв самого себя. Так где же это я, если оно не в теле и не в душе? Одно из наиболее парадоксальных определений сущности, во многом предвосхитившее идеи современных гуманистических психологов и онтопсихологов, предложил Все, что мы можем сказать о самости: синтез, целостность, центр — все это не адекватно, все это только образы, объективации. Иное дело — личность человека, его индивидуализированное Я, которое всегда объективируется как «объект неизвестного и вышестоящего субъекта» Традиция рационализма, послужившая основой для возникновения классической психологии, не различала человека и его сознание эго, сознательную личность. Подобное понимание долгое время было общепринятым. Юнг, «когда говорят 71 о человеке, каждый имеет в виду собственное эго, т. Так как современные исследования познакомили нас с тем фактом, что индивидуальное сознание основывается на беспредельно протяженной психике и окружено ею, то нам нужно пересмотреть несколько старомодный предрассудок, будто человек — это его сознание. Когда мы говорим о человеке, то имеем в виду неопределимое целое, невыразимую тотальность, которую можно обозначить только символически. Я выбрал для этой целостности, общей суммы сознательного и бессознательного существования термин «самость». Термин был выбран в согласии с восточной философией. Характерное для отечественной психологии отождествление личности и сущности внутреннего Я человека, одновременно означающее утрату, тотальное отчуждение личности от ее сущности, лаконично выражено в известном высказывании Неразличение внешнего и внутреннего Я человека, его личности и сущности, отождествление человека с его личностью лишали советскую психологию понятия подлинного субъекта. Вместе с тем «психологическая теория деятельности не была вовсе бессубъектной, но именно на такое представление деятельности ее все время толкала коммунистическая идеология, которой были чужды сомнения С точки зрения этой идеологии человек был не более чем функция, средство осуществления предписанной деятельности. Сказанное в некоторой степени справедливо и для культурно-исторической психологии, которая не была чужда общая характеристика личности ее содержание и сущность формирования «нового человека». Правда, при жизни Выготского российская культура еще не успела трансформироваться в «азбуку коммунизма», но в ней уже стали отчетливо обозначаться агрессивные черты, она из антропоцентрической все больше превращалась в культоцентрическую. Все это связано с ориентацией нашего общества на так называемую социализацию личности. Так называемую, потому что она была дурно понята и осуществлялась в противовес или за счет ее индивидуализации, к тому же при полнейшем игнорировании и даже отрицании спонтанности развития. Человеку отказывалось в наличии у него собственной, а не общественной сущности» курсив наш. Маркса гласит: «Фейербах сводит религиозную сущность к человеческой сущности. Но сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. Для нас вполне очевидно, что, с одной стороны, Маркс в данном тексте использовал понятие «человек» в его предельно обобщенном значении. С другой стороны, Маркс неизбежно так как в общественном сознании не только тогда, но и сейчас человек тождествен личности отождествил здесь понятия «человек» и «личность человека». Действительно, сущность личности человека можно определить именно как «совокупность общественных отношений». Однако, как мы видим, в соответствии с современными психологическими представлениями, развиваемыми в рамках гуманистической парадигмы, человека не следует отождествлять с его личностью и наряду с «сущностью» личности можно мыслить и человеческую сущность как таковую. Вместе с тем включение в психологический лексикон понятия «сущность» одновременно с понятием «личность» не противоречит, как может показаться на первый взгляд, комплексу базовых идей, на которых была построена советская ориентировавшаяся на марксизм психология, но буквально дополняет данный комплекс. Это придает ему совершенно новый смысл: советская как, впрочем, и вся традиционная научная психология есть психология возникновения и развития личности человека, и эта психология может быть правильно и по-настоящему понята, на наш взгляд, лишь в ее отношении к психологии человеческой сущности как таковой. Человек, понимаемый как только личность, неполон, частичен, поэтому психология личности дает лишь частичное и общая характеристика личности ее содержание и сущность представление о психологии человека. Происходящее в настоящее время постоянное осознание трансперсональной природы сущности, или внутреннего Я, человека приобретает в психологии различные формы. Вашу главную общая характеристика личности ее содержание и сущность в жизни можно рассматривать как осуществление, реализацию этого вашего внутреннего Однако многие из нас еще в очень раннем возрасте научаются игнорировать этот внутренний голос и даже бояться его. Мы доходим до того, что даже не слышим его и вместо этого вырабатываем у себя привычку концентрировать внимание на информации, 73 поступающей к нам извне, чтобы с ее помощью руководить своим поведением. Игнорирование своего внутреннего общая характеристика личности ее содержание и сущность настолько общепринято, что входит в привычку, и человек становится способным слышать и заботиться о том, что нужно другим людям, но не слышит и не обращает внимания на собственные нужды и потребности. Вы можете игнорировать свой внутренний голос до такой степени, что, в конце концов, даже ваше настроение начинает определяться уже не тем, что хочет и чувствует ваш собственный сигнальщик, но тем, что делают и говорят другие люди. Мы убеждены, что каждый раз, когда вы обращаете свой взор вовне, для того чтобы, таким образом, игнорируя собственного сигнальщика, определить для себя линию поведения, вы тем самым изменяете самому самой себе. Если бы вы были по-настоящему восприимчивы к внутреннему голосу, то могли бы услышать, как он вскрикивает от боли каждый раз, когда вы делаете это. В идеале у этого внутреннего Я есть защитник, и этот защитник — вы, и когда вам не удается услышать его, то это означает, что вы оставляете, бросаете его без защиты. Когда такое случается, возникают переживания, депрессии, обиды, фрустрации. Различение личности и сущности, внешнего и внутреннего Я человека означает одновременно постановку проблемы взаимодействия между этими психическими инстанциями. Уже отмечалось, что данное взаимодействие можно описать в общем виде как совокупность двух разнонаправленных процессов: опредмечивания и вытеснения, формирующих внутреннюю субъектную границу личности. Эти процессы можно описать также в терминах самопринятие и самонепринятие. При этом речь будет идти о принятии или непринятии себя уже не как личности, но как подлинного субъекта жизни, существующего независимо и вне всяких социальных норм, стереотипов, ценностных систем и т. Динамику содержания на границе между личностью и сущностью характеризуют важные психологические феномены — так называемые феномены ложного и подлинного самоотождествления. Ложное самоотождествление имеет место всякий раз, когда человек отождествляет себя с тем или иным личностным образованием, с той или иной социальной по своему происхождению и функции ролью, маской, личиной. Он как бы забывает о подлинном субъекте, игнорирует его, ставит знак тождества между собой и своей личностью или, точнее, субличностью. Напротив, подлинное самоотождествление всегда связано с отказом от каких 74 бы то ни было личностных самоопределений и самоотождествлений, с постоянным осознанием того обстоятельства, что сущность может иметь любые роли и личины, но никогда не сводится к ним, всегда остается за ними, так или иначе проявляя себя в них. Подлинное самоотождествление означает также постоянный поиск ответа на вопрос «Кто я? », внутреннюю работу по самоисследованию, стремление разобраться в разноголосице субличностей и расслышать сквозь нее наиболее чистые, неискаженные послания сущности, внутреннего Ложное самоотождествление обычно это самоотождествление человека с той или иной его субперсоной опасно тем, что оно депроблематизирует внутренний мир, создает иллюзию его самоочевидности я есть я, мое эгозакрывает человеку доступ к его сущности. Гурджиеву, основными препятствиями, стоящими на пути действительного развития человека, являются его собственные качества, в первую очередь способность к идентификации, т. Разновидностью идентификации является «предупредительность» — самоотождествление с ожиданиями других людей. Гурджиев различал два типа такой предупредительности. Внутренняя предупредительность обнаруживает себя в постоянном ощущении дефицита, нехватки внимания и расположения со стороны других людей и в постоянном стремлении восполнить этот дефицит идентификацией с ожиданиями других. Внешняя предупредительность, напротив, связана с развитым самосознанием и представляет собой внутренне мотивированную практику эмпатии, не обусловленную действиями, переживаниями и ожиданиями других людей. Второе препятствие — способность лгать, т. Ложь есть проявление частичного неистинного знания, знания без подлинного понимания. Ложь обнаруживает себя как механическое мышление, репродуктивное воображение, постоянный внешний и внутренний диалог, излишние движения и мышечные напряжения, поглощающие время и энергию человека. Третье препятствие — неспособность любить. Это качество теснейшим образом связано со способностью к идентификации в форме внутренней предупредительности и с множественностью каждого человека, с его дезинтегрированностью. Неспособность любить проявляется в постоянных метаморфозах «любви» в ненависть и другие негативные эмоциональные состояния: гнев, депрессию, скуку, раздражение, подозрительность, пессимизм и т. Гурджиев так писал об этой общая характеристика личности ее содержание и сущность несвободе и, следовательно, обусловленности человека: «Человек — машина. Все его стремления, действия, слова, мысли, чувства, убеждения и привычки — результаты внешних влияний. Из себя самого человек не может произвести ни единой мысли, ни единого действия. Все, что он говорит, делает, думает, чувствует, — все это с ним случается. Человек рождается, живет, умирает, строит дома, пишет книги не так, как он того хочет, но как все это случается. Человек не любит, не ненавидит, не желает — все это с ним случается» цит. Гурджиеву, у каждого взрослого есть несколько Я, каждое из которых пользуется словом Я для самоописания. В один момент присутствует одно Я, а в другой — другое, которое может испытывать, а может и не испытывать симпатию к предыдущему Это Я может даже не знать, что другие Я имеются, поскольку между различными Я имеются относительно непроницаемые защиты, называемые буферами. Кластеры Я образуют субличности, связанные общая характеристика личности ее содержание и сущность связями — одни для работы, другие для семьи, иные для церкви или синагоги. Эти кластеры могут не знать о других кластерах Я, если они не связаны с ними ассоциативными связями. Одно сможет пообещать, а другое Я ничего не будет знать об этом обещании из-за буферов, и поэтому у него не возникнет намерения выполнить это обещание. Я, которое контролирует поведение человека в данный момент, детерминировано не его или ее личностным выбором, но реакцией на окружение, которое вызывает к жизни одно или другое Человек не может выбрать, каким Я ему быть, так же как он не может выбрать, каким Я он хотел бы быть: выбирает ситуация. В одной из своих работ Гурджиев так охарактеризовал реальную ситуацию человеческого существования: «Если бы человек мог понять весь ужас жизни обычных людей, которые вращаются в кругу незначимых интересов и незначимых целей, если бы он мог понять, что они теряют, то он бы осознал, что для него может быть серьезным только одно — спастись от общего закона, быть свободным. Общая характеристика личности ее содержание и сущность может быть серьезным для заключенного, осужденного на смерть? Только одно — как спастись, как совершить побег: ничто другое не является серьезным» цит. Как бы развивая эту метафору, Гурджиев указывал также: «Вы не понимаете вашу собственную жизненную ситуацию — вы 76 в тюрьме. Все, что вы можете желать, если вы не бесчувственны, — как сбежать. Необходим туннель под тюремной стеной. Один человек ничего не может сделать. Но давайте предположим, что есть десять или двадцать человек; если они работают сообща и если один сменяет другого, они могут прорыть туннель и сбежать. Более того, никто не может сбежать из тюрьмы без помощи тех, кто сбежал раньше. Только они могут сказать, каким способом возможен побег, или же могут послать инструменты, карты или же что-либо другое из того, что необходимо. Но один заключенный в одиночку не может найти этих людей или же общая характеристика личности ее содержание и сущность связаться с ними. Без организации ничего достичь нельзя» цит. Итак, каждый из нас как личность является тюремщиком собственной сущности, но не знает, не осознает этого. Стереотипное и фиксированное ложное самоотождествление связано с самонепринятием и, следовательно, с непринятием других людей, оно приводит к стагнации личностного развития, к резкой поляризации персоны и тени в личности человека. И напротив, кризисы личностного развития возрастные и экзистенциальные обусловлены, как правило, отказом человека от устоявшихся ложных самоотождествлений. Обычно подобный отказ сопровождается, как правило, переживаниями дезориентированности и страха, подчас обостряющегося до состояния внутренней почти психотической паники. Успенский свидетельствовал о своих собственных переживаниях такого рода следующим образом: «Господствующей эмоцией во мне был страх — страх потерять себя, страх исчезнуть в чем-то неизвестном. В случае ложного самоотождествления личность господствует над сущностью, постепенно оформляет жизнь человека в соответствии с законами и нормами интерперсонального и персонализирующего общения, использует сущность как источник энергии в целях собственного развития. Однако, чем успешнее такое развитие, чем дальше уходит «эмпирическая» личность в этом развитии от универсальной аутентичности своего детства, тем сокрушительнее ее финал. Но — странное дело — все эти лучшие минуты приятной жизни казались теперь не тем, чем казались они тогда. Все — кроме первых воспоминаний детства. И чем дальше от детства, чем ближе к настоящему, тем ничтожнее и сомнительнее были радости. И эта мертвая служба, и эти заботы о деньгах, и так год, и два, и десять, и двадцать — и все то же. И что дальше, то мертвее. Точно равномерно я шел под гору, воображая, что иду на гору. В общественном мнении я шел на гору, и ровно настолько из-под меня уходила жизнь. Ужаснее его физических страданий были его нравственные страдания, и в этом было его главное мучение. Нравственные страдания его состояли в том, что. Ему пришло в голову, что то, что ему представлялось прежде совершенной невозможностью, то, что он прожил свою жизнь не так, как должно было, что общая характеристика личности ее содержание и сущность могло быть правда. И его служба, и его устройства жизни, и его семья, и эти интересы общества и службы — все это могло быть не то. Как правило, этот обман становится очевидным в «пограничной ситуации» между жизнью и смертью, где терпят крах практически все мотивационные отношения неаутентичной личности, все ее эгоистические потребности и мотивы, цели общая характеристика личности ее содержание и сущность смыслы, и сквозь эти «ветхие одежды» все отчетливее начинает проступать подлинная сущность человека. Можно ли предположить, что существует иной тип развития, иной исход отношений между личностью и сущностью человека? Гурджиеву, «в наилучшем из миров приобретенные привычки личности должны были бы общая характеристика личности ее содержание и сущность полезными сущностной природе человека и должны были бы помогать ей адекватно функционировать общая характеристика личности ее содержание и сущность социальном контексте, в котором живет человек, и для реализованного человека это, несомненно, так оно и есть. К сожалению, обычный человек лишен способности использовать личность для удовлетворения своих сущностных желаний. Сущностное может проявиться только в простейшем, инстинктивном 78 поведении или же в примитивных эмоциях. Все остальное поведение контролируется, как мы видели, случайными последовательностями Я, которые составляют личность. А личность может как соответствовать, так и не соответствовать сущности. В большинстве из нас личность активна, а сущность пассивна: личность определяет наши ценности и убеждения, профессиональные занятия, религиозные верования и философию жизни. Сущность — это мое. Подлинное самоотождествление в отличие от ложного представляет собой скорее процесс, нежели состояние. В ходе этого процесса сущность человека постепенно освобождается от господства личности, выходит из-под ее контроля. В результате человек, соподчинивший личность своей сущности, входит в контекст трансперсонального общения и начинает использовать свою личность в качестве средства, инструмента своей сущности. Гурджиеву, реализация и освобождение человека предполагают обращение традиционного отношения между личностью и сущностью: личность должна стать пассивной в ее отношении к сущности. Только так может возникнуть постоянное интегрированное Основной путь такой работы по самореализации лежит через «активизацию борьбы между сущностью и личностью. И сущность, и личность необходимы для этой работы. Фрейгер, «с точки зрения суфизма все сознание в целом должно быть, в конце концов, трансмутировано; и начинать надо с признания того, что не прошедший духовного обновления человек — это немногим более чем сырой материал. Он не имеет устойчивой природы, не обладает единством сознания. Внутри него находится «сущность». Она не соединена со всем его бытием или с его личностью. В неаутентичной личности между персоной и тенью так же, как и между самой неаутентичной личностью и ее сущностьюсогласно выражению В то же время между личностью-ликом, аутентичной личностью 79 и сущностью человека имеет место прямо противоположный эффект — объединяющий или интегрирующий симболический. Выход человека из интерперсонального плана действительности в трансперсональный план реальности существеннейшим образом преобразует всю его психологическую структуру. Личность гармонизируется, освобождается от персоны и тени, опрощается в «лик», ее объектная и субъектная границы исчезают. Объектный полюс предстает перед человеком уже не в качестве того или иного каждый раз отдельного знания, но как сознание, т. Субъектный полюс обнаруживает себя не как та или иная также каждый раз отдельная «весть», идущая из глубин бессознательного, но как совесть, т. Человек перестает ощущать себя личностью, своего рода ареной столкновения добра и зла, преисполненным противоречивых знаний и чувств моральным существом, противостоящим другим людям в их отдельности, одиноким эго, он начинает воспринимать себя одновременно и в качестве источника, и в качестве посредника, проводника радостной любви — ликования особого опыта трансперсонального общения, опыта сущностной тождественности с другими людьми. Кто знает, может быть, именно об этом сугубо психологическом процессе интеграции личности и сущности говорил своим ученикам Христос: «Когда вы сделаете двоих одним, и когда вы сделаете внутреннюю сторону как внешнюю сторону и внешнюю сторону как внутреннюю сторону, и. Наиболее яркие примеры полностью персонифицированных личностей — личности-лики Будды, Христа, Магомета. Драма взаимоотношений личности и сущности в жизни человека представляет собой предмет подлинной гуманистической психологии. Вопросы и задания 1. В чем состоят основные различия между натуралистической и гуманистической психологиями? В чем заключаются особенности понимания гуманистического общая характеристика личности ее содержание и сущность в американской психологии и в отечественной психологии, ориентировавшейся на марксизм? Как вы понимаете роль и значение психологии в условиях глобализации проблем современного мира? Укажите основные положения психологической теории В чем заключается вклад К.

Похожие документы
Карта сайта
Варианты шнуровки кед
Автобус иваново минск расписание
Автовокзал нефтеюганск расписание автобусов

Комментарии